Архив форума сайта «Живая Этика в мире» (2006 − 2013)
ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО ЧТЕНИЕ
 
 СайтСайт   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
  ПрофильПрофиль    Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Путь к местам Рерихов - путевые заметки
На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Архив форума сайта «Живая Этика в мире» (2006 − 2013) -> Агни Йога
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Andrej



Зарегистрирован: 28.11.2006
Сообщения: 7658
Откуда: Deutschland
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 21-12-2006, 00:02    Заголовок сообщения: Re: Путь к местам Рерихов в Гималаях Индии Ответить с цитатой

Фархай Лэя писал(а):
Здравствуй, Андрей!

я написала письмо, не получил?
апеллируя к защите авторских прав, я просила временно убрать две средних части, если невозможно убрать весь материал
на данном этапе это необходимо сделать
и очень прошу это сделать

с уважением, Лэя


Я уже ответил тебе:

>>-----Original Message-----
>>From: andrej_@ay-_forum.net [mailto:andrej_@ay-_forum.net]
>>Sent: Tuesday, December 19, 2006 9:44 PM
>>To: 'farli'
>>Subject: RE: http://lebendige-ethik.net/4-Farhai_Kullu.html
>>
>>Дорогая Лилия, я не убираю и не режу опубликованных файлов. Ты хочешь
>>чтобы меня за дурака держали.
>>Своих читателей на не подставляю. А журналу ты можешь дать другую версию
>>своего рассказа.
>>
>>Удачи.
>>А.Л.
Вернуться к началу
Вне форума
Фархай Лэя
Гость





Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 27-12-2006, 10:07    Заголовок сообщения: путешествие по Гималаям, к местам Рерихов Ответить с цитатой

Добрый день, Андрей!

за дурака никто тебя не собирается держать - это могут быть твои сугубо ьличные предположения
а если автор просит убрать какую-то часть, то ему можно пойти на уступки - в этом нет ничего зазорного
это же ты сделаешь не по своей прихоти, А ПО ПРОСЬБЕ АВТОРА, НА ЧТО ОН ИМЕЕТ ЗАКОННОЕ ПРАВО, ИБО ОНИ НЕ БЫЛИ ТЕБЕ ПЕРЕДАНЫ НИ ПО КАКИМ ДОКУМЕНТАМ, НАЛАГАЮЩИМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА - 1
2 - постоянные посетители уже давно прочитали - материал висел двольно долго
3 - моя просьба основана не на прихоти или капризе дамы, а в ЦЕЛЯХ СОХРАНЕНИЯ ЗАКОННЫХ АВТОРСКИХ ПРАВ, на что АВТОР имел и всегда будет иметь права, покуда они НЕ ПЕРЕДАНЫ ИЗДАТЕЛЮ!
4 - В ЦЕЛЯХ ОХРАНЫ АВТОРСКИХ ПРАВ и ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ распространения моего материала незаконным путём, ибо в сети находятся желающие присвоить себе чужой труд, каковые примеры не единичны, к сожалению
5 - в целях возможности иметь сотрудничество с периодическими печатными изданиями, ибо такая публикация умаляет достоинство моего труда, куда вложено немало сил и времени
6 - АВТОРСКИХ ПРАВ я не передавала и СРОК тоже не оговаривался, а было лишь условное письменное соглашение на публикацию, имеющее право на ОГРАНИЧЕНИЕ как сроков, так и других просьб со стороны АВТОРА.
Exclamation
если ты не считаешь это достаточным обоснованием, поступай как хочешь Question

ВСЕХ БЛАГ!
Вернуться к началу
Фархай Лэя
Гость





Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 27-12-2006, 10:22    Заголовок сообщения: путешествие по Гималаям, к местам Рерихов Ответить с цитатой

И ЕЩЁ ЗАМЕЧУ, ЧТО путевые заметки Фархай Лэи склоняются и потому заголовок относится к автору женского рода, а у тебя получается мужского
что тоже не радует, а огорчает

к АВТОРУ надо относится бережно и трепетно, иначе мало кто согласится с тобой сотрудничать на добросердечных и бессребреннических началах, что возможно, и будет верным путём

с праздниками рождественскими и новогодними!
Вернуться к началу
Andrej



Зарегистрирован: 28.11.2006
Сообщения: 7658
Откуда: Deutschland
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 25-02-2007, 23:12    Заголовок сообщения: Re: Путь к местам Рерихов в Гималаях Индии Ответить с цитатой

Фархай Лэя писал(а):
Здравствуй, Андрей!

я написала письмо, не получил?
апеллируя к защите авторских прав, я просила временно убрать две средних части, если невозможно убрать весь материал
на данном этапе это необходимо сделать
и очень прошу это сделать

с уважением, Лэя


Фархай, это кто Вас надоумил укоротить Вашу (мной отредактированную) статью? Случайно не гл.редактор журнала "Дельфис"? А то я смотрю, что именно в этом журнале http://delphis.roerich.com/49/49contents.shtml опубликованна Ваша статья, которую я переписывал два дня. Если это так, то это полное свинство со стороны Тоотс Shocked
Вернуться к началу
Вне форума
Neznakomka



Зарегистрирован: 01.02.2007
Сообщения: 887
Откуда: Москва
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 25-02-2007, 23:54    Заголовок сообщения: Re: Путь к местам Рерихов в Гималаях Индии Ответить с цитатой

Андрей, здесь дело не в Тоотс, а в неэтичном поступке автора материала.
И потом, о рериховских местах можно написать намного интереснее, что мы с Вами и сделаем по случаю...
Вернуться к началу
Вне форума
Michael
Гость





Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 27-03-2007, 08:03    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Церковь на видеокадрах и картине Н.К. это Три Пура Сундри, она находится недалеко от дома Рерихов в Наггаре в паре-тройке сотен метров от гостиницы "Castle".

«Священнодействие о мужестве происходило здесь, когда зародилось понятие о Три Пура Сундри. Очень давно, когда здесь начиналась жизнь. Так мужество испытывалось издавна. Страх тоже испытывается на действии, но не в воображении. Владыка, я была этой жрицей, утверждая, что она ничего не боится? Три Пура Сундри – так называли за мужество, это нужно запомнить». Высокий Путь №2591, 1932 г.

Ехать в Наггар можно транспортной компанией HPTDC штата HP по маршруту Дели - Манали. Адрес есть на www.roerichtrust.org распечатайте его, потом покажете водителю моторикши.

Автобусы идут прямо напротив от офиса компании (50-70 метров - вам покажут). Офис компании находится отн. недалеко от центрального ж-д вокзала и Main Bazaar. Проезд оттуда на моторикше до автобусной/тур компании стоит в р-не 40-50 Рупий, могут попытаться содрать 250 - торгуйтесь.

Я ездил на "спальном" автобусе, м.б. проблема с наличием мест/билетов если надо ехать в тот же день. Спальные автобусы довольно удобны, народ в них приличный, но вроде они не каждый день ходят (так было из Манали в Дели). Ехать в них удобно, можно спать, только полезно взять с собой какое-нибудь недорогое покрывало на лежанку и что-то теплое - накрываться сверху, т.к. из окон поддувает, хоть щелей и не видно.
Потом можно купить знаменитую местную шаль за 200-300 Рупий в "Замке" (есть и по 4000!) и на обратном пути накрываться ею. Ехать долго, всего часов 15-16. Возьмите с собой питьевой воды и что-то типа Mars/Snickers, в дороге на стоянках шоколадки очень дорогие.От Кулу до Патли-Куля автобус идет около 1.5 часов, насколько я помню. Есть самолеты из Дели в Кулу (Бхунтар), но они менее надежны в смысле того, что рейса может не быть.

Попросите заранее водителя/помощников высадить вас в Патли-Куле. Там сразу без проблем возьмете такси до Наггара, ехать минут 15 в горы, стоит 120-130 Рупий.

Обратный билет на автобус HPTDC из Манали в Дели можно купить только в Манали, в Наггаре нельзя. Сесть на автобус можно и в Патли Куле, но об этом надо позвонить в автобусную компанию в день отправления (и сразу при покупке билета, если покупать заранее). Они скажут номер автобуса, заодно напомните им про себя. Манали и Наггар недалеко друг от друга, но на такси это довольно дорого - кажется 400 Рупий в один конец. Я жил в "Замке" в Наггаре, а в Манали, говорят, можно найти гостиницы получше и подешевле, но мотаться каждый день из Манали в Наггар будет недешево. Около "Замка" еще 2 гостиницы и дом Рерихов в 10 минутах ходьбы.
Вернуться к началу
Andrej



Зарегистрирован: 28.11.2006
Сообщения: 7658
Откуда: Deutschland
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 27-03-2007, 09:10    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Michael, спасибо за интересный и полезный рассказ. Знаю, что Вы недавно посетили усадьбу Рерихов в Нагаре. Расскажите, пожалуйста, как там дела? В каком виде усадьба? Чем там занимаются? Что со зданием института «Урусвати»? Что там сейчас находится? Какие дела там делаются? Изучает ли там кто-нибудь Живую Этику или только изобразительное искусство Рериха?

Если Вы зарегистрируетесь, то у Вас появится возможность вкладывать в сообщения фотографии. Размер Вашего ящика будет 15 Мб. Если надо, то можно увеличить его в два раза. Дайте нам посмотреть на Ваши фотографии из Вашего путешествия в Куллу Smile Ваши фотографии на http://sky.inp.nsk.su/~petrmv не грузятся Sad
Вернуться к началу
Вне форума
Michael



Зарегистрирован: 28.03.2007
Сообщения: 35
Откуда: Новосибирск
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 28-03-2007, 09:08    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Экспозиция в здании «Урусвати» скромная: немного репродукций и текстов о Рерихах. На главной лестнице висит Знамя Мира, портреты и материалы о Рерихах, есть небольшой зал, посвященный Рерихам с репродукциями картин и печатными материалами. В этом же зале какие-то древние утюги и т.д. Есть что-то типа «русского» зала с рушниками, русскими костюмами и т.п. На втором этаже работает киоск, в коридоре также выставлены картины на продажу, какие-то из них вроде бы рисовал приезжавший относительно недавно из России художник. Картины - на любителя.

В соседнем белом здании «биологических исследований» (или как-то так) есть интересная экспозиция с личными вещами Рерихов. Там же висела экспозиция рисунков «Дети рисуют Солнце» привезенная из Музея Солнца, г. Новосибирск. Есть и картины местных детишек, там колледж искусств.

В дом Рерихов внутрь не пускают (кроме небольшой картинной галереи), но можно ходить по открытым "балконам", опоясывающим дом и заглядывать в окна.

В картинной галерее на 1-м этаже висят около 35 картин Н.К. и С.Н., в сезон бывает до 700 чел. в день, я был в начале февраля, посетители были, но немного.

Сотрудники там наладили инфраструктуру для приема туристов (есть туалет, ресторан с вегетарианским питанием, вроде есть что-то типа гостиницы для помощников) да и сам дом выглядит внешне нормально.

Конечно, требуются и финансы и рабочие руки. Но, касательно помощи деньгами или приезда помочь трудом, думаю, лучше предварительно связываться с сотрудниками Треста, e-mail и телефон есть на сайте. Там Алена Адамкова и Настя говорят по-русски.

Они издают книги про Рерихов, книги небольшие сувенирного формата, их хорошо берут индусы. Уже есть 2 книги про Н.К. и С.Н., стоят в р-не 150-180 Рупий.

Фотографии и описание поездки готовлю, как-нибудь выложу. Может и видеофильм получится сделать.
Вернуться к началу
Вне форума
Andrej



Зарегистрирован: 28.11.2006
Сообщения: 7658
Откуда: Deutschland
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 07-05-2007, 17:22    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:

http://roerichtrust.org/russian.htm?Russian_files/location.htm

КАК ДОБРАТЬСЯ ДО ММТР И ИМЕНИЯ РЕРИХОВ В НАГАРЕ


Международный Мемориальный Трест Рерихов расположен в горном поселке Наггар, в северной части долины Куллу, примерно посередине между городами Куллу (административный центр долины) и Манали.

Вы можете приехать в Куллу на автобусе с юга (из Дели, Чандигарха или Манди) или с севера (со стороны Манали, Рохтанга или Солана); чтобы добраться до Наггара, Вам следует выйти в Патликуле (Patli Kuhal) — небольшой деревне, расположенной на основной трассе долины в ее основании около реки Беас. Около автобусной остановки находится стоянка такси, откуда Вам придется взять либо машину (120 рупий), либо моторикшу (80 рупий). Попросите водителя довезти вас до "Рерих Арт Гэллери" ("Картинная галерея Рериха"). Дорога в Наггар уйдет вправо от основной трассы, пройдет через железный мост над рекой Беас и начнет подниматься в горы. Сначала Вы достигнете "Наггар чоук", небольшого перекрестка со множеством магазинчиков, где такси снова повернет направо. Вы проедете мимо исторического Замка Наггара и пару минут спустя доберетесь до ворот имения Рерихов "Холл Эстейт".

Если Вы собираетесь добираться до Куллу из Дели, мы советуем Вам воспользоваться услугами государственных транспортных компаний, таких как HPTDC, принадлежащей Управлению туризма штата Химачал Прадеш. Офис компании в Дели, где можно приобрести билеты и откуда отправляется автобус — Чандралок билдинг, 36, улица Джанпатх, напротив отеля Империал (HPTDC Marketing Office, Chandralok Building, 36, Janpath street, opposite the Imperial Hotel). Тел. 011-23325320, 23324764.

HPTDC предоставляет 3 разных типа автобусов, ежедневно отправляющихся в Манали:
1. Стандартный "делюкс", отправление из Дели в 19-00, стоимость билета 615 рупий.
2. "Вольво" евро-класса ("семислипер"), с кондиционером, отпр. в 18-30, 815 рупий.
3. "Вольво" евро-класса ("слипер"), с полками для сна (односпальные или двуспальные места), наиболее комфортный и дорогой вариант, отпр. в 19-00, 1100 рупий.
Такие же автобусы отправляются назад из Манали в Дели. Билеты можно приобрести в офисе HPTDC на Манали Молл.
1. Стандартный "делюкс", отправление в 17-00.
2. "Вольво" — "семислипер", отправление в 16-30.
3. "Вольво" — "слипер", отправление в 17-30.

Существует также множество частных коммерческих автобусов, идущих до Манали
из Дели, за меньшую цену, но государственные автобусы считаются более
надежными. Дорога занимает в среднем 13-14 часов!
Из Чандигарха до Манали также курсирует множество автобусов, дорога до
Патликуля займет 5-6 часов, такси до Наггара обойдется приблизительно в 3000
рупий.

Существует возможность добраться из Дели до Куллу на самолете. Из аэропорта
Дели, обслуживающего внутренние линии, рейсы выполняет компания "Джагсон
Эйрлайнз" ("Jagson Airlines"). Адрес офиса в Дели: 3 этаж Вандана билдинг,
11, ул. Толстой Марг, Нью Дели, тел. 011-23721594, 23328580 (3rd floor, Wandana building 11, Tolstoi Marg, New Delhi, phone: 011-23721594, 23328580). Стоимость билетов в один конец: 4621 рупии для граждан Индии; для иностранцев: до 30 лет — 142 USD, после 30 лет — 186 USD. Рейсы выполняются ежедневно, но по понедельникам, средам и пятницам рейсы направляются в Куллу через Шимлу, вылет в 7-00, время полета 2 часа 50 минут. По вторникам, четвергам, субботам и воскресеньям рейсы следуют прямо в Куллу (точнее, в аэропорт Бхунтар, что рядом с городом Куллу), время полета 1 час 20 минут.
Отправление рейсов из Куллу в Дели: Пн, Ср, Пт — 9-20 (через Шимлу); Вт, Чт, Сб, Вс — 10-20 (прямой рейс). Офис "Jagson Airlines" в Бхунтаре: тел. 01902-265222, 265308.
Такси до Наггара можно взять прямо в аэропорту примерно за 700 рупий.
Автобусы в направлении Манали и Патликуля ходят каждые 5-7 минут.
Такси из города Куллу до Наггара — 500 рупий.
Такси из Манали до Наггара — 400 рупий.
Цены даны на начало 2006 года.

Лучшее время для посещения долины Куллу — с конца марта до ноября. С
середины июля до середины сентября у нас сезон дождей, что, впрочем, в
последнее время не приносит особых неприятных сюрпризов. Иногда, все же,
затяжные дожди размывают дороги, и тогда Вы можете застрять либо в самой
долине, либо на подъезде к ней. Перевалы в Гималаях к северу от Куллу по
направлению на Лахуль и Ладак (Рохтанг, Баралача-ла) закрываются в конце
октября. Зимой, с декабря по февраль, в долине может выпадать множество
снега.

В любом случае, перед поездкой к нам лучше предварительно поинтересоваться
погодой и состоянием дорог.

Вернуться к началу
Вне форума
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 09-05-2007, 14:40    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Петербуржцы теперь могут совершить тур "Загадочные Гималаи с посещением Рериховских мест".
Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 11-05-2007, 12:47    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
09 марта 2005

Анастасия Трушникова

"По следам русского ламы"


Наполеон в припадке меланхолии говорил: "Ваша Европа – кротовая нора. Только в Азии, где живет семьсот миллионов человек и расстояния от деревни до деревни такие же, как от Парижа до Стамбула, могут совершаться великие походы!"... Теперь больше миллиарда человек составляют население одного только Китая. Но центральная часть Азиатского континента испещрена все теми же "нехожеными тропами", коими шли орды Чингисхана, все теми же горными перевалами, через которые переправлялся в 20-х годах XX века Николай Рерих со своей семьей и близкими, пытаясь, как оказалось, безуспешно добраться до Лхасы. Роено 80 лет спустя экспедиция Российской ассоциации автомобилистов-внедорожников во главе с моим отцом, Александром Трушниковым, попыталась осуществить планы художника и мыслителя.

Домашняя романтика закончилась, и началась рутинная работа над организацией проекта, в ходе которой скоро выяснилось, что маршрут придется сильно пересмотреть.

"Просили пустить нас в ставку Капшепа в Каме, ответили: "Me, ме, ме", что значит "нельзя". Просили пропустить нас Восточным Тибетом – опять "ме, ме, ме". Просит отпустить нас назад – "ме, ме, ме". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи". Путевые заметки. 1929 год.)

В XXI веке многие границы, которые пересекали Рерих и его семья, закрыты для гражданского транзита. Многих дорог, которыми он шел, уже не существует. Особенно трудно нам пришлось с китайцами. Во-первых, адова задача – выбить разрешение на передвижение на собственных машинах по КНР вообще и по Тибетскому автономному району в особенности, ведь рядом – спорные территории с Пакистаном и (неофициально] Индией.Всеми иностранными туристами в Китае занимаются государственные фирмы, которые, говоря попросту, являются отделами спецслужб. Нам пришлось сменить четырех гидов в штатском. и, в общем, мы не в обиде – без "гэбистов" пришлось бы хуже. На многочисленных постах проверки (через каждые несколько километров) они своими весомыми "ксивами" спасали экспедицию от многочасового ожидания и волокиты. В общем, кроме идеологии. в Китае, как и в России, ничего не изменилось...

АЛТАЙ. СЕРПАНТИН ЧУЙСКОГО ТРАКТА. ЛЕДНИК АКТРУ


"Приветлива Катунь, звонки синие горы. Бела Белуха. Ярки цветы, и успокоительны зеленые травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай? Чье сердце убоялось суровой мощи и красоты? Семнадцатого августа видели Белуху, и было так чисто и звонко. Прямо Звенигород". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Старый охотник пугал меня российским Алтаем. Говорил, что местный народ агрессивен и совсем "одичал", как и окружающая природа. Насчет народа – не понимаю, что он имел в виду. По-моему, от Бийска до Чуйского тракта – люди, в основном, гостеприимны и доброжелательны. А по поводу природы – правда, дикая она. Змеиные ленты Катуни и Чуй, устрашающие бомы – высокие отвесные скалы-монолиты у дорог и рек, перевалы с шаман-деревьями и повязанными на них как будто тысячу лет назад белыми ленточками, белки – многогорбые вершины, покрытые снегом.

В XVIII веке эта дорога была единственным торговым путем, связующим Восток и Россию. Чуйский тракт начинается в Бийске и через 617 километров серпантина приводит на монгольскую границу, причем чем ближе к Монголии, тем хуже дорожное покрытие. И неудивительно – его создавали еще в 1930-х годах заключенные из "Женской командировки", находившейся тут неподалеку, у села Мыюты...

К середине XX века туристы прочно завоевали Алтай вплоть до высочайшей (1894 м) точки тракта – Семинского перевала, за которым и по сей день – девственная необжитая зона. Там цветут такие цветы, что равнинным жителям и не снились; там, вероятно. живут еще снежные барсы (в других районах исчезнувшие) и языческие духи, от которых по цивилизованную сторону остались только изваяния, капища. Зато их не надо искать. Свидетельства древнетюркской и пазырыкской ( V-III века до н. э.) культуры натыканы прямо вдоль дороги, как километровые столбы: курганы, каменные бабы, писаницы [наскальные рисунки), выкладки и плиты с руническим письмом. Особенно их много почему-то возле Сросток, родного селения Василия Шукшина. Многое, увы. пришлось проскакивать, не останавливаясь, так как расписание поджимало, и в районе села Курай караван внедорожников свернул в сторону одноименной степи.

Впереди свинцовые тучи покрывали Северо-Чуйский хребет – мы приближались к леднику Актру, где нет ничего. кроме альпинистского лагеря и метеостанции. Не знаю даже, въезжал ли кто-нибудь раньше по такой круче на машине, лгать не хочу. Но "наше все", вездепроходные автомобили. – не подвели и усилия окупились впечатлениями. Ничего, кроме природы, ничего, кроме "видов", но какие они! И как приятно смотреть и думать, что до тебя редко кто видел то же самое.

АЛТАЙ ПЛАТО УКОК. ПАЗЫРЫКСКАЯ ЖЕНЩИНА И ПЕРВЫЕ ВОРОТА В ШАМБАЛУ


В середине августа на Чуйском тракте, повернув у приграничного города Кош-Агача в сторону плато Укок, мы досрочно попрощались с летом. Дураки мы, не ценили палящих степных лучей, ругали их и прятались в прохладе автомобильных кондиционеров. Щурились из-за тонированных стекол на белые чалмы алтайских пиков, вылезали урывками, чтобы фотографировать – и совершенно забыли подумать о том, что скоро все это будет позади. Ведь в теплый сезон невозможно поверить, что на свете бывает зима.

Но она бывает, и в Чуйской степи, как заверяют местные жители, температура по ночам опускается ниже -60°С. и тогда скрип санных полозьев разносится на пять километров вокруг. Если вначале он слышится, а потом стихает, ближайшие соседи спешат на помощь- вдруг замерз кто-то. А в конце лета снега, слава Богу, нет, но вокруг, сколько хватает обзора – совершенно безжизненное пространство (самый сухой климат в России! ). Только столбы пыли из-под колес обгоняющих УАЗИКОВ – кажется, что на те же пять километров. Кстати, Чуйская степь – единственная в России местность, где в диких условиях разводят верблюдов, и мы их видели. Двугорбые заросшие тела странной пропорции широким полукружьем тянулись в сторону горных отрогов, и мы, видевшие их собратьев только в зоопарке, поразились несходству. В этом стаде преобладали черные особи, а не кирпично-бурые, как водится, и передвигались они ленивой иноходью. До поздней осени верблюды будут пастись на отрогах, причем чабаны должны следить, чтобы ни один из них не забрел в долину Улагана, где празднуют Эл-Ойын, главный алтайский фольклорный праздник. Если верблюд придет в Улаган, а змея заползет в Чуй-скую степь, жди беды. говорят теленгиты. А они живут в округе уже 15 веков.

"Яркий солнечный день. Сияют снега на горе Богдо-Ула. Это та салим гора, за которой "живут святые люди". Можно подумать, уж не на Алтае ли отведено место для них? " (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Первая же ночь в вечной мерзлоте плато Укок дала нам представление о характере этого заоблачного пятачка – непостоянном, капризном и вредном. Разве так можно: то солнце бьет в глаза, то метель, то вроде обзор есть, но как раз не в том направлении, в котором хотелось бы, а там, где надо, все заволокло тучами. Смотреть с Укока "полагается" главным образом в монгольскую сторону (здесь сходятся четыре страны: Россия, Монголия, Китай и Казахстан), на высочайшую в здешних местах гору Табын-Богдо-Ола (4 374 м). Точнее, на один из ее пяти пиков – Найрамдал, что переводится как "дружба". По преданию, Чингисхан во время очередного похода проезжал мимо и увидел за Найрамдалом райское сияние – что-то вроде нимба. Тогда он велел назвать весь массив "Пять святых вершин" (то есть именно "Табын-Богдо-Ола"), а над Найрамдалом, говорят, чудесные лучи встают до сих пор. Когда Рерих в китайском городе Урумчи ожидал разрешения на обратный въезд в Сибирь, он тоже видел их-ему ведь не пришлось иметь дело с капризами укокской "смотровой площадки".

Но "святых людей", которых он "поселил" за Богдо-Ола, то есть как раз на Укоке, сейчас точно нет. Его жителями, да и то временными, являются российские солдаты, чьи заставы расставлены на каждом 25-м километре границы, а также пастухи со своими уныло-серыми овцами. Последние ютятся в кошарах – непритязательных глинобитных домиках. А больше никого и нет- нарушения территориальной неприкосновенности РФ на данном участке крайне редки. Всю работу за пограничников выполняет неодолимая гряда 3- 4-тысячников.

"Алтай в вопросе переселения народов является одним из очень важных пунктов. Погребение, уставленное большими камнями, так называемые чудские могилы, надписи на скалах, все это ведет нас к той важной эпохе, когда с далекого юго-востока, теснимые где ледниками, где песками, народы собирались в лавину, чтобы наполнить и переродить Европу. И в доисторическом, и в историческом отношении Алтай представляет невскрытую сокровищницу". (Н.К. Рерих. "Сердце Азии", 1929 год.)

Николай Константинович вполне допускал. что загадочная Шамбала, Страна гармонии, может находиться и где-то на Укоке. На то же указывают свидетельства, поступающие по сей день: будто где-то в ущельях то проявляются, то бесследно исчезают развалины каких-то буддийских монастырей. А некоторые исследователи упоминают о загадочной пещере под ледником Потанина, которая якобы открывает ворота в Шамбалу. Три независимые экспедиции пытались пробраться туда. одну из них даже возглавлял знаменитый путешественник по Монголии профессор Сапожников. Но внезапная перемена погоды в последний момент всегда разворачивала путников обратно. Наш собственный проводник в автопробеге Алтай – Гималаи, уроженец Сибири, утверждал, что участвовал в последнем штурме мистического места: "Когда мы подошли на несколько десятков метров к предполагаемому входу в пещеру, разыгралась метель, хотя буквально минуту назад ярко светило солнце. Мы быстро расставили палатку и не вылезали из нее три дня. Сильный ветер и сплошная темнота не давали двигаться ни вперед, ни назад. Наконец, мы решились и с большим трудом вырвались из снежного плена обратно. Не уходило ощущение, словно кто-то размешивал ложкой манную кашу, а я с товарищами вместо сливочного масла болтался в центре "тарелки". Как только несколько метров отхода было пройдено, небо снова прояснилось и пурга исчезла".

Укок вообще предлагает много неразгаданных тайн: петроглифы, "оленные" камни, каменные бабы – все это до сих пор не исследовано, да и стоит ли беспокоить тени прошлого? Вот, скажем, "укокская принцесса"-главная знаменитость всего Алтая. Эта мумия молодой женщины, предположительно пазырыкской жрицы, лежала в ледяной линзе много столетий и за все это время ничуть не изменилась. Так же свежи были одежда и украшения. А потом, когда горноалтайские ученые задумали перенести ее в городской музей, она сразу, как говорят злые языки, стала темнеть и скукоживаться.

От принцессиной курганной могилы остались лишь выложенные кругом камни да черные балбалы (конусообразные камни, указывающие душе путь на Восток). Не зная, что это достопримечательность, запросто можно проехать, не обратив внимания. Но, кстати, с 1994 года археологические изыскания на плато Укок были запрещены и правительство республики объявило его "зоной покоя". В 1998-м Укок включили в Список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

АЛТАЙ, УЙМОНСКАЯ ДОЛИНА. СТАРОВЕРЧЕСКОЕ БЕЛОВОДЬЕ И РЕРИХОВСКИЙ ЗВЕНИГОРОД


"На Алтае, соприкасаясь со староверами, было поразительно слышать о многочисленных религиозных сектах, и посейчас на Алтае существующих. Поповцы, беспоповцы., стригуны, прыгуны, поморцы, нетовцы, которые вообще ничего не признают, – столько непонятных разделений." (Н.К. Рерих. "Сердце Азии".)

По соседству с казахской границей, в Уймонской долине, раскинулся известный анклав староверов, или "стариковских", как их здесь называют. Они пришли сюда уже очень давно – то ли в поисках "сказочного убежища праведных", подземного Беловодья, то ли гонимые неумолимым патриархом Никоном...

Нынче спросите любого жителя европейской России, что он слышал об этих людях, и тот, если слышал хоть что-нибудь, ответит: хмурые аскеты, монахи без монастыря. Ничего подобного-кругом разноцветные веселенькие избы, волны зелени с крапинками цветов, добродушные бабульки, возглавляемые хранительницей Верхнеуймонского музея староверов Раисой Павловной, лучезарная ребятня. Картина покоя и достатка. Между прочим, кержаки по сей день принципиально не платят государству налогов, но и не пользуются никакими социальными пособиями, даже пенсией по старости. И никуда не выезжают за пределы своей маленькой "страны". Впрочем, в этом нет надобности – большой мир их сам находит. Целый год, а особенно летом, здесь вьется масса народа куда более причудливого, чем староверы. Мы, например, буквально в дверях музея столкнулись с "последователями Рериха" из какой-то научной экспедиции "имени космоса Вселенной". Или что-то в этом духе. Они приехали специально к началу августа, когда, на их эзотерический взгляд, открывается "доступ" к космической энергии через гору Белуху, которая отождествляется с матерью мира – Джомолунгмой.

Сам Рерих прожил здесь год, писал картины, изучал этнографию и готовился к новому броску в Тибет. Он считал, что Уймонская долина – обычный, но замечательно красивый российский уголок, и был озабочен идеей построить здесь город Звенигород под стать задорному цветению природы. Сейчас в Верхнем Уймоне открыт музей в честь художника и мыслителя. На фасаде -уже многажды виденный нами рериховский "герб"-знак: три маленьких красных круга, символизирующих прошлое, настоящее и будущее, вписаны в один большой – "вечность". Впрочем, экспозиция посвящена не только предприятиям Рериха, но и староверческой культуре. Сам дом, где останавливался наш предшественник и где теперь музей, принадлежал раньше лекарю-самоучке Атаманову. Его сестра, именуемая Агашевной, была известной в округе умелицей-мастерицей, расписывала пальцами рук стены, печи, потолки. Теперь это все – предмет музейного интереса.

"Но в этих заброшенных углах уже шевелится новая мысль, и длиннобородый старовер с увлечением говорит о хозяйственных машинах и сравнивает качество производства разных стран". (Н.К. Рерих. "Сердце Азии".)

Мест в гостинице, как всегда, не нашлось, и наш шокирующий аборигенов внедорожный "бродячий цирк" принялся колесить по деревенским улочкам в поисках гостеприимства. Очень скоро оно нам было оказано. Молодой парень, подъехавший на новенькой иномарке, смотрелся городским франтом, но, приглядевшись, легко было заметить характерную косоворотку и крещеный пояс. Разговорились. Выяснилось, что он – хозяин нескольких "доходных домов", точнее изб в деревне, и сдает их туристам, а летом организует пешие маршруты к Белухе. К тому же, будучи юристом по образованию, продолжает служить поселковым нотариусом. А также преподает в школе информатику. Его собственная семья живет в ничем не примечательном с виду срубе, но внутри обнаруживается Пентиум с подключенным спутниковым Интернетом!..

Современность и ее деловой ритм вполне вписались в религиозные рамки кержаков, людей изначально трудолюбивых. Перед ужином – молитва. На столе ничего мясного и синтетического, только картошка, капуста, молоко, творог, варенье (впервые дней, пожалуй, за пять мы по-человечески поели]. После трапезы – разговоры о проблемах глобальных и насущных, как то: продвижение собственного сайта, какая модель цифрового фотоаппарата на сегодняшний день самая передовая, отчего не спадает наплыв паломников из крупных городов. И ни слова о главном – кто такие староверы, чем они живут и почему до сих пор не ассимилировались. Нас принимал у себя обыкновенный человек с заурядными вопросами, только вот косоворотка, крещеный пояс и борода. Когда мы прощались, он сказал: "Настя! Напиши обо мне так: добрый молодец, косая сажень в плечах, белокур и голубоглаз". Так и пишу, потому что это правда, и больше ничего о нем сказать не могу.

МОНГОЛЬСКИЙ АЛТАЙ. КОТЛОВИНА БОЛЬШИХ ОЗЕР. КУДА ВЕДУТ НЕВИДИМЫЕ ДОРОГИ?


"Неведомая Монголия – страна магнитных бурь, ложных солнц и крестовидных лун". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Эта страна подразделяется на две неравные части: горы на севере и пески во всех других местах. Котловина Больших озер в Алтае и пустыня Гоби. Население распределяется так же непропорционально, только в обратную сторону: у озер, среди которых и крупнейшее в Монголии, Убсу-Нур, и младший брат Байкала (по рельефу дна и происхождению) Хубсугул, народ, естественно, живет плотнее.
Провожая нас в дальнейший путь, очарованные живописным караваном девушки даже совершили над ним обряд помазания кумысом. За неимением лошадей и стремян на них омыли конским молоком автомобильные пороги, чтобы не вязли в коварных песках. Вообще, российская процессия вызвала в Котловине сильный ажиотаж, хотя иностранцев здесь, как видно, бывает не так уж мало...

"Сходятся самые разнообразные люди, ладакцы, кашмирцы, афганистанцы, тибетцы, асторцы, балтиспюнщы, дардистанцы, монголы, сарты, китайцы, и у каждого есть свой рассказ, выношенный в молчании пустыни". (Н.К. Рерих. "Сердце Азии".)

Вообще, за время поездки нам встретилось множество путешественников со своими нетривиальными историями. Еще в районе Новосибирска навстречу попался желтый джип с двумя загоревшими и пропыленными поляками на борту. Они провели в Монголии два месяца, разыскивая -конечно же, безуспешно-следы экспедиции Бенедикта Поляка, который ходил по дальней Азии еще до Марко Поло. Поляков изначально было четверо, а машин две, но в клубах гобийской пыли они потеряли друга и теперь следовали домой по отдельности, в надежде на свидание в Варшаве. У братьев-славян не имелось ни раций, ни навигационных приборов GPS, что показалось нам тогда чистым безумием, но после одного дня монгольских дорог мы поняли, что и при наличии этих средств связи там не сбиться с пути невозможно...

Еще был долговязый англичанин, подсевший к нам в гостиничном кафе у Больших озер, – он благополучно заканчивал свой хич-хайкинг по Монголии и возвращался к пакистанским детям преподавать английский. В степи попался дуэт велосипедистов из Сан-Франциско. Тут и там бродили группы молодых израильтян – и все они оказывались недавно демобилизованными ветеранами ближневосточного конфликта, которые захотели провести первый гражданский отпуск в максимальном удалении от войны. Под барханом в предгорье Хонгорын-Элс отдыхала молодая пара австралийцев, прекрасная половина которой носила простое австралийское имя Наташа...

"Если важно было ознакомиться с ойротами и староверами, то еще значительнее было у видеть монголов, на которых сейчас справедливо обращен глаз мира. Ведь это та самая Монголия, при имени которой жители древних туркестанских городов, покидая дама в страхе, оставляли записки: "Спаси нас Бог от монголов". А рыболовы Дании боялись выходить в море, настолько мир был наполнен именем страшных завоевателей". (Н.К. Рерих. "Сердце Азии".)

На пограничном переходе Ташанта- Цагаан-Нур наши пестрые автомобили окружила не менее пестрая компания из восьмерых монголов с пятью тюками барахла. Все они вывалились из одного УАЗика той породы, представителей которой в нашем народе обычно называют "козлами". Получив ответы на все свои вопросы, общительные "челноки" так и не смогли понять, зачем мы просто так едем. "Если люди месяцами путешествуют, то когда же они работают? " Мы, впрочем, тоже кое-чего не смогли понять. Какая польза этим людям от того, что они сфотографировались на фоне наших автомобилей нашими же аппаратами – ведь снимки им все равно не достанутся? Впрочем, пассажиры УАЗика остались вполне довольны и поспешили куда-то на своем тарантасе – очевидно, хвастаться.

После этого и вплоть до самой китайской границы мы были нарасхват. У каждой юрты нас готовы были накормить бузами (монгольскими пельменями с бараниной). Напоить архи – местной молочной водкой. Покатать на верблюдах. Дать в дорогу ааруула – сушеного творога.
А юрт, абсолютно одиноко стоящих, встречалось множество. И в каждой – привет староверам – имелись солнечные батареи и спутниковое телевидение. Возле дорог – обычны гуанзы, придорожные кафе, где хозяйки, облаченные в запашные ватные халаты – дэли, за считанные секунды стряпают лапшу с бараниной (не знаю, захочется ли мне когда-нибудь еще раз попробовать это блюдо). Кстати, мужчины одеваются совершенно так же, как женщины. Только в случае особой жары вытаскивают руки из халата, и верхняя его часть остается висеть на поясе. Между прочим, подобный "фокус" известен и тибетцам. Узнав, что мы следуем в Тибет, наш монгольский проводник долго доказывал, что тибетцы – это те же монголы, только "отколовшиеся". Действительно, у них много общего в бытовой культуре...

"Едем ни моторах через мелкие реки по весеннему бездорожью. Именно по десять полоток в день. Если проехать семьдесят миль, то у же день счастливый, а то и двенадцать миль не сделать... Два обстоятельства пришлось запомнить. Первое, что существующие карты очень относительны. А второе, что местным проводникам не следует очень доверять". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гимали".)

По сей день передвигаться по монгольским дорогам можно только на внедорожной технике и все-таки с проводником. знающим местный язык (монголы в большинстве своем не говорят ни по-русски, ни по-английски). Говоря "дороги", я подразумеваю "направления". то есть беспорядочно пересекающиеся накатанные колеи, каждая из которых в любой момент может прерваться в "чистом поле".

Асфальтированных же шоссе в стороне всего два, вернее – полтора. Одно, еще не достроенное, высокопарно называется Дорогой тысячелетия и должно вскоре перерезать страну поперек, а второе ведет от северной границы к Улан-Батору. С точки зрения человека западного, но намотавшего уже несколько сот километров по Монголии, ее столица – просто оазис цивилизации, другое государство, в котором живут другие монголы. Полиция борется с рекламой спиртных напитков на уличных щитах и в общественном транспорте. Вещают музыкальные радиостанции FМ-диапазона, и среди них даже одна русскоязычная – "Пульс-радио". А в главном буддийском монастыре страны, Гандане, на заднем дворе под присмотром просветленных и умудренных лам маленькие "ламята" в длинных красных платьях играют в футбол. Но стоит только миновать юрточные окраины...

МОНГОЛИЯ. ПУСТЫНЯ ГОБИ


"Бесконечна Центральная Гоби. И белая, и розовая, и синяя, и графитно-черная. Вихри устилают пологие скаты потоком камней". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Она все так же прекрасна, будь то ровный "загар" растрескавшихся и почерневших камней или глубокие русла когда-то полноводных рек, от которых остались только солевые кристаллы или огромные золотые барханы. Когда мы разбили лагерь около одного из них, к нам пришел настоящий шаман с вопросом – не желаем ли мы за умеренную плату послушать санскритские тексты, положенные на мелодическую основу, а также колдовские молитвы (дурдалга) под аккомпанемент моринхура – странного двухструнного сооружения с длинной, как копье, рукояткой. Получив усталое согласие, служитель культа тут же нацепил на лицо маску из конского волоса, начал с пожелания доброго пути, а закончил – знаменитым горловым пением. В Гоби, видимо, у него особый резонанс. В какой-то момент стало даже страшно...

"Нам приходилось искать объяснение в характере самой пустыни, которая оказывает странное, почти сверхъестественное влияние на каждого, кто хоть раз странствовал по ее просторам. Моряка всегда притягивает море, а у пустыни есть караванщики, которые снова и снова возвращаются к ее обширным незабываемым просторам и свободе". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Пустыня эта только кажется "пустой"- на самом деле, она скрывает россыпи сокровищ. Например, нигде в мире не находят столько останков динозавров, сколько здесь. А если взглянуть на археологическую карту, бросается в глаза расположение древних руин. Они как будто выстроились по периметру произвольного круга, в центре которого – неизвестность. Что за святыню охраняли эти "крепости", населенные когда-то тысячами лам, -такие, как Онгийн-Хийд, по площади равный небольшому городу? Или Хармэн-Цав, относительно которого ученые до сих пор не пришли к единому мнению – было ли здесь человеческое поселение или прихотливые скальные формы слепила сама природа? Она ведь во всяком случае зорко следит за тем, чтобы дорога к ним не оказалась легка – уводит путников от заветного места. Над нами она смилостивилась: хотя битых два дня мы плутали, на третий около крупнейшего в мире бархана Хонгорын-Элс нам повстречались археологи из Канады, которые возвращались с раскопок, как раз из Хармэн-Цава. И они еще долго не соглашались выдать нам GРS-координаты этой точки...

Сюда не ведут никакие дороги – даже "направления", потому что все автомобильные следы слизывает гобийский ветер. По виду Хармэн-Цав напоминает колорадский Гранд-Каньон, но вот только все эти стены, башни, "сфинксы", незаметные проходы среди скал...

Заброшенный древний оазис с цветущими деревьями – могли ли люди упустить возможность однажды поселиться в нем? А если не упустили, то почему ушли, оставив его лишь варанам (в нору одного из них я провалилась ногой) и. если верить сказкам, великому Пустынному Червю, который, исчезая одним концом под землей Хармэн-Цава, может другим показаться на поверхности за сотни километров – в Китае?

КИТАЙ, СИНЬЦЗЯН – УЙГУРИЯ. ОСНОВЫ ГИГИЕНЫ


"Путь Яркенд -Кашгар Кучары – Карашар – Урумчи взял 14 дня. Первая часть пути была по снежной пустыне, но кЯркенду в начале февраля последние снежные пятна исчезли, снова поднялись у думающие клубы песчаной пыли, но зато радовали первые листы плодовых деревьев". (Н.К. Рерих "Алтай – Гималаи".)

Мы проделали тот же путь, но в обратном направлении: Урумчи – Корла (Карашар) – Куча (Кучары) – Кашгар – Яркенд. По мусульманскому Синьцзян-Уйгурскому округу КНР разлит странный эклектичный колорит из пространственных, временных и культурных пластов, которые не предполагаешь застать вместе. В Урумчи, на фоне нормальных декораций китайского экономического чуда – широких магистралей. многоуровневых развязок, супермаркетов, пятизвездочных гостиниц – бродят вереницы русских челноков в потрепанных куртках из Поднебесной, штанах из Индии и турецких кроссовках. Шумными перебранками они создают атмосферу блошиного рынка, столь характерную, например, для Москвы начала 1990-х, но ведь тогда наша столица еще не была похожа на большой фешенебельный торговый центр, а синьцзянская -уже похожа. Единственно, чем она может гостеприимно ответить таким гостям, – это написать неоновой кириллицей над входом во вполне манхэттенского вида небоскреб: "Международный центр оптовой торговли".

А в Кашгаре, докуда вьется немецкого качества автобан, – своя песня. Ни в Новом, ни в Старом городе (переход из одного в другой маркирует одна из крупнейших китайских мечетей, Ид-Ка) невозможно отделаться от ближневосточных ароматов, в диапазоне от розового масла до мочи. Кругом публика в чалмах, бойкая торговля, в ходе которой цена сбивается в десяток раз, интернациональный гам и толкотня, но завернешь за какой-нибудь угол, возле которого выросла в твой рост куча мусора... А там- школа. А во дворе школы – настоящая пионерская линейка, с поднятием звездно-красного знамени, с горнами, со взволнованными маршами, с "кричалками", в которых слышно слово "Мао".

Или в другом закоулке – пошивочная мастерская делит помещение со стоматологическим кабинетом. В витрине выставлены правдоподобный макет челюсти и зубные протезы... Вообще, дантистов в Кашгаре так же много, как гробовщиков в городе N из "Двенадцати стульев" Ильфа и Петрова. Меня даже осенило, почему – все дело в уйгурском хлебе. Его пекут таким образом, что он изначально черств, зато хранится месяцами, чем и знаменит.

"Не был ли Тамерлан великим дезинфектором? Он разрушил много городов. Мы знаем, что значит разрушить глиняные городки, полные всякой заразы. Вот мы проехали двенадцать городов. Что можно сделать с ними? Для народного блага их нужно сжечь и рядом распланировать новые селения. Пока догнивают старые, трудно заставить людей обратиться к новым местам". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Из всех земель, какие преодолела на своем пути наша экспедиция, Синьцзян-Уйгурия в наибольшей степени угрожает человеческому желудку и вообще здоровью. Столкнувшись с последствиями некачественной пищи, мы заправлялись перед каждой трапезой фесталом, протирали руки спиртовыми салфетками, всюду носили свою посуду и головки чеснока. В гостинице последнего перед новым горным хребтом города Яркенд незнакомые нам насекомые сновали по кроватям, так что мы почли за благо устроиться в спальных мешках. Но все это нас закалило: к моменту приезда в Тибет мы уже свыклись с тем, что здесь принято готовить еду руками, одновременно подкидывая ими биологическое топливо в печку, и с прочими экстравагантными правилами такого рода.

КИТАЙ, КУНЬ-ЛУНЬ. НИЧЬЯ ЗЕМЛЯ И СОБАКИ


После Яркенда китайские сопровождающие запретили даже вынимать фотоаппараты и видеокамеры из сумок. Мы въезжали на спорную с Пакистаном территорию, которая в любой момент может перейти из рук в руки. Сейчас ее оккупируют китайцы, и одно из их суровых требований к проезжающим иностранцам [таковых вообще крайне мало – разрешение получить сверхтрудно) поставило экспедицию под настоящую угрозу. Дело в том, что назад поворачивать отсюда ни при каких условиях нельзя – не выпустят. Пропуска четко обозначают точки въезда и выезда. А между ними – высокогорное бездорожье. Маршрут вначале взмывает от 300-километров до 5 000 над уровнем моря, и этот последний показатель держится на протяжении 800 км. Горная болезнь в разной степени напала на каждого из нас, были попытки от отчаяния и в панике броситься в пропасть, но об этом умолчу. Все обошлось...

"Если бы знал этот китайский пограничный офицер Шин Ло, как мы были тронуты его сердечным приемом. Заброшенный в далекие горы, лишенный всяких сношений, этот офицер своим содействием и любезностью напомнил черты лучшего Китая. ... По дружбе даже разбили палатки на пыльном дворе форта". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Этой ночью, проведенной на "ничьей земле", нас любезно согласились оставить в военной части Мазара. Даже кухню предоставили, а сами удалились-люди, во всяком случае. Остались их псы. В путеводителе Lonely Planet по Тибету сказано: "Опасайтесь тибетских собак, они довольно крупные и кусают исподтишка". Совершенно верно.

КИТАЙ, ГИМАЛАИ. ТИБЕТ И ЕГО СТОЛИЦА


"Народ очень понятлив, но в атом большом оазисе, насчитывающем более 200 000 жителей, нет ни госпиталя, ни доктора, ни зубного врат. Мы видели людей, погибавших от самых ужасных заболеваний без всякой помощи. Ближайшая помощь, но и то любительская, в шведской миссии в Яркенде, находится за неделю пути от Хотана". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

В Али, последнем пункте Синьцзян-Тибетского тракта, по ночам, похоже, никто не спит. Въехав туда около часа ночи, ревущими моторами мы не внесли в жизнь "тихого" поселка никакого диссонанса. За открытыми дверями забегаловок веселились клиенты во вполне традиционных европейских костюмах. Бильярдные столы, расставленные вдоль главных улиц нескончаемой чередой, были полностью оккупированы игроками, а некоторые еще только ждали своей очереди...

Я назвала улицы главными, но они же являются и единственными. Тибетские городки и деревни строятся так: в зависимости от числа жителей прокладываются один или два (крест-накрест) широких проспекта. Вдоль каждого из них возводят один-единственный двухэтажный дом с общими перекрытиями, внешними стенами и помещениями общего пользования. Причем фронтальная сторона, словно в антиутопиях Замятина и Хаксли, от пола до потолка выполнена из стекла. Каждой семье отведена комната стандартным размером 3 на 4 метра, причем в ней же, как правило, днем каждый зарабатывает себе на жизнь. Жена, например, строчит на швейной машинке, а муж продает то, что у нее получается. То, что в светлое время суток являет собой прилавок, в темное становится кушеткой. Штор и занавесок нет, так что внутренняя жизнь этих человеческих норок – как на ладони у любого зеваки. Идешь мимо больницы – самой настоящей больницы под вывеской с зеленым крестом, которая занимает целых три комнаты, – и видишь: в ней четыре кровати. Пациенты почему-то не спят, а сидят в зеленоватых лучах дневной лампы, поджав под себя ноги, и смотрят в переднюю стеклянную стену, то есть прямо на тебя, но как бы и сквозь тебя. Такое вот довольно жуткое "зазеркалье". К несчастью, той ночью в Али одному из наших спутников случилось порвать губу, и врач экспедиции порекомендовал зашить ее в стационарных условиях. Сказано – сделано: нашли хирурга, но у того не оказалось даже стерильных перчаток, не то что обезболивающего. В конце концов, наш друг предпочел, как рекомендует тибетская медицина, врачевать боль усилием сознания. Тем более что пока суд да дело, наступило раннее утро – а значит, время выезжать. Трудолюбивое население Али, кстати, тоже уже начинало новый день – каждый, присев на корточки перед своим жильем-заведением, чистил зубы. Уже прогресс.

ТИБЕТ. КАЙЛАС – ЭВЕРЕСТ – ЛХАСА


"Подходы к пещерам осыпаюсь, и мы с завистью смотрим на высокие темные отверстия, отрезанные от земли. Там могут быть и фрески, и другие памятники". (Н.К. Рерих "Алтай – Гималаи".)

Пещер в Тибете вряд ли намного меньше, чем людей. Начитавшись у французской исследовательницы Тибета Александры Давид-Ноэль об отшельниках-махатмах, которые без пищи и воды прячутся от мира в горных пещерах, лишь иногда выходя подышать свежим воздухом, я все время вглядывалась через телевик в окрестные горы – вдруг увижу. Но ничего, кроме архаров, на глаза не попалось. Буддийских аскетов в Тибете давно нет, их начисто смела китайская культурная революция. Даже некоторые из пещер, "рассадников вредной идеологии", Мао велел замуровать – и по сей день они не распечатаны. Но многое сохранилось. Знаменитое скальное королевство Гуге, до XVII столетия одно из могущественнейших в Тибете, бесследно исчезло задолго до великого кормчего, но пагоды из желто-коричневой скальной породы, а также выдолбленные в самой этой породе лабиринты и помещения по-прежнему господствуют над долиной реки Сатледж, только немного тронуты эрозией-удивительно, как столь хрупкий на ощупь минерал выстоял на вековых ветрах и снегопадах?..

"Рассказать красоту этого многодневного снежного царства невозможно. Такое разнообразие, такая выразительность очертаний, такие фантастические города, такие многоцветные ручьи и потоки и такие памятные пурпуровые и лунные скалы. При этом поражает звонкое молчание пустыни. И люди перестают ссориться между собою, и стираются все различия, и все без исключения впитывают красоту горного безлюдья". (Н.К. Рерих. "Сердце Азии".)

Удивительное чувство испытываешь, "найдя" на перевале на высоте 5 000 метров от уровня моря молитвенные флажки, привязанные к сложенным пирамидкой веткам, – и здесь, на Крыше мира, оказывается, живут люди! Более того, они оставались здесь много часов, беседуя с небесами и глядя на уходящие в бесконечность вершины, которые больше напоминают поверхность рельефной карты из кабинета географии. Не стану врать, будто обрела какую-либо степень просветления, но прогулки по этим местам, видимо, действительно совершают в людях странные превращения. Помню, еще перед поездкой мне рассказали про одного человека, который, проведя какое-то время в Тибете и Гималаях, добирался обратно на поезде. Так вот, он не знал, куда себя деть во время десятидневного путешествия, и поэтому все время запирался в вагонной уборной, где бегал на месте. Часами. Теперь мы, "ветераны" экспедиции "Алтай – Гималаи", во всяком случае, понимаем его состояние.

"Мы подходим к Брахмапутре, той самой, которая берет исток из священного озера Манасаравара – озера великих Нагов. Здесь родилась мудрая Ригведа, здесь близок священный Кайлас, куда ходят пилигримы, предчувствуя, на каком великом пути лежат эти места. Уже попадаются вереницы пилигримов; они с копьями, мрачные и всклокоченные". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Долгие переезды, усталость и в довершение ко всему некоторая потеря ориентации вынуждают нас заночевать там, где при свете дня мы в последний раз видели дорогу. Наутро оказалось, что мы находимся прямо у Кайласа, священной для всех буддистов мира горы.Говорят, если совершить 108 раз подряд Малую Кору – то есть обойти вокруг подножия, – можно обрести доступ к Большой Коре, которая откроет вход в рериховскую Шамбалу, страну, где нет страдания. Здесь же в небольшом, выдолбленном в скале монастыре Дзянджа, возраст которого насчитывает 800 лет, живут те, кто желает совершить этот религиозный подвиг. Неизвестно, удался ли он кому-нибудь, но монастырь полон субурганов (молитвенных сооружений на пьедестале и со шпилями], исписанных мантрами о даровании сил и успеха.

Местные ламы, как водится у последователей Гаутамы, добродушны и снисходительны ко всем, включая иноверцев, – даже их они охотно ведут в алтарь [простой каменный "мешок", вмещающий не более трех человек) и показывают одну из главных тибетских реликвий – отпечаток ступни Будды. Впрочем, некоторые двери здесь всегда закрыты на замок, и что за ними – никто, кроме хозяев, не знает.
Возвращаясь к лагерю снова на закате, наша усталая компания решила заехать в Баргу перекусить, но кто-то вдруг обернулся назад и увидел свинцовую тучу. Не успели мы даже удивиться, как на 15 минут нас накрыло метелью, а затем вновь вышло солнце – но все вокруг стало так бело, будто буря перенесла нас в Арктику. Так мы, впер- вые после Укока, увидели снег и, взгрустнув, пошли к машинам за зимней одеждой. А ведь утро встречали в футболках. Казалось, что наступила зима.

Экспедиция приготовилась к долгой задержке (Кайласский перевал занесло], но уже следующим утром я проснулась от чьего-то крика: "Открылся! " Выходим из палаток-безоблачное небо, начинает припекать солнце. Извилистая ледяная змейка, накануне в последних лучах заката отблескивавшая у моих ног, энергично зажурчала и сорвалась со склона. Снова – переодеваться. Так за одни сутки горы показали нам все четыре времени года.

"Тингри-дзонг хотя и называется сильной крепостью, но представляет жалкое игрушечное укрепление, имевшее значение разве до изобретения пороха. Около Тингри-дзонга показался Эверест во всей его сверкающей красоте". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Эверест открылся еще на перевале Джа-Цуо-Ла. Спустившись, мы попали в оазис среди каменных пустынь, селение Тингри. Пожалуй, как раз отсюда начинаются тот Тибет и те Гималаи, какими мы их себе представляем, живя на Западе. "Музейные" средневековые деревеньки, аккуратные и "деликатные" каменные кладки, обозначающие границы пахотных участков, ярко разрисованные ставни, люди в национальных одеждах. Между прочим, утверждают, что тингрийское "племя" весьма воинственно настроено, и действительно, многие встречные при попытке направить на них фотообъектив начинали что-то кричать и энергичными жестами указывать на обязательность денежного вознаграждения. Платить заставляли даже за съемку яков, но, видя, что мы относимся к их требованиям безропотно. добрели. И даже давали добрые советы, главный из которых – остерегаться членов секты желтошапочников, которые известны своими воровскими наклонностями. Они обитают в монастыре Ронгбук, в двух шагах от базового туристического лагеря Джомолунгмы, который называется так же и администрации которого воровать резона нет, поскольку она и так неплохо зарабатывает, взимая отсюда (5 200 м) и выше вполне легальную плату- с каждого проходящего за каждые 5 километров.

Однако мы, автомобилисты, на Эверест карабкаться не стали, а, накупив у местной ребятни экзотических сувениров, отправились дальше на восток-туда, куда в 1920-х годах Николаю Константиновичу дорога была заказана, хотя теперь, будь он жив, он смог бы там остаться даже на постоянное жительство.

"В Ташилунпо (монастырь таши-ламы) три года назад поставили гигантское изображение Майтрейн – носителя нового века Мировой Общины. Эту идет принес наступающий век тибетского летоисчисления". (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Место, закрытое в начале XX века и свободное для посещений теперь, – это Лхаса, но на пути туда стоит еще один важный город, занимающий в Тибете второе место, как по величине, так и по важности. В Шигадзе живет таши-лама (он же – панчен-лама), то есть тот, кого главой буддистов признает Китай. Однако в данное время древняя монастырская резиденция Ташилунпо пустует – нового ламу ведь нельзя определить при жизни старого – они сменяют друг друга "методом" реинкарнации. Десятый глава официальной "церкви" КНР скончался 15 лет назад (кстати, сразу после того, как позволил себе антикитайские высказывания], и теперь его 15-летний официальный наследник получает светское образование в Пекине. Закончив курс, он отправится в Шигадзе, чтобы провести здесь весь остаток жизни. А более известный у нас далай-лама, очевидно, останется в своем индийском изгнании до тех пор, пока существует Китайская Народная Республика.

"Сейчас волна внимания к Тибету. За стеною гор идут события. Но тибетская тайна велика. Сведения противоречивы. Куда исчез таши-лама? Какие военные действия ведутся на границе Китая? Что делается на монгольской границе? " (Н.К. Рерих. "Алтай – Гималаи".)

Сама столица Тибета, как мы и ожидали, замурована в бетон дорог и стекло технодизайна, забита сувенирами, бутиками, бытовой техникой и прочей ерундой. Но если, зажмурившись, пробраться сквозь все это и выбрать удобную точку, например крышу отеля "Мандала", то можно остановиться, замереть и часами смотреть, как вокруг храма Джокханг совершается Баркор Кора. Слово "кора", как уже стало ясно из рассказа о Кайласе, означает "круг" – и монахи, а также все, кто пожелает к ним присоединиться, от восхода до заката движутся по часовой стрелке вокруг Джоканга, дудя при этом в трубы и звоня в колокольчики. Движения их слитны и ритмичны, хотя в них чувствуется непринужденность и никто намеренно не старается идти в ногу. А какофония звуков выливается не то чтобы в мелодию – в единый, общий, лишенный всяких вариаций звук, хотя производят его по отдельности десятки людей.

Расфокусировав взгляд и распространив его на большую часть Лхасы – благо, обзор с крыши позволяет, – ты начинаешь отделять гам лоточников от благочестивых мантр, исходящих из уст паломников, распростертых ниц перед святынями. Глаз отказывается отличать 13-этажный дворец Потала (бывшее место пребывания далай-ламы) от 13-этажных же зеркальных бизнес-центров. Перестает существовать разница между запахами ячьего масла и курительных свечей. И становится легко не верить Н.К. Рериху в том, что "есть что-то сужденное в умирании старого Тибета. Колесо закона повернулось. Тайна ушла. Тибету некого охранять. и никто не хранит Тибет. Исключительность положения как хранителя буддизма более не принадлежит Тибету, ибо буддизм, по завету Благословенного, делается мировым достоянием. Глубокому учению не нужны суеверия. Исканию истины противны предрассудки". Ведь он, Рерих, как уже было сказано, в Лхасе не бывал. А только зарисовал свое представление о ней в последний год жизни – 1947-й.

Источник: Вокруг света
Вернуться к началу
Скрыт
Andrej



Зарегистрирован: 28.11.2006
Сообщения: 7658
Откуда: Deutschland
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 11-05-2007, 12:57    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Анастасия Трушникова писал(а):
Его собственная семья живет в ничем не примечательном с виду срубе, но внутри обнаруживается Пентиум с подключенным спутниковым Интернетом!..


Класс Applause
Вернуться к началу
Вне форума
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 11-05-2007, 14:40    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Вокруг света». 1993. Октябрь. № 10.

Цитата:
Андрей Мадекин

Липы Рериха в долине Кулу


Собираясь в дальнюю дорогу и укладывая тюбики с красками, подрамники, холст, я вспоминал о том, что связывало Николая Константиновича Рериха с Индией.

Выпускник Петербургской Академии художеств, он учился у замечательного пейзажиста Архипа Куинджи, уделявшего особое место световым эффектам и ставшего предтечей русского символизма в живописи. Одновременно Рерих увлекся археологией и историей. В девятисотые годы создал серию монументальных живописных полотен под общим названием «Начало Руси. Славяне». Разработка этой темы вела художника к истории Киевской Руси и дальше — в глубину веков к праславянским племенам, к язычеству. В этом смысле изучение Древней Индии давало ему ключ к познанию многих периодов истории собственной страны. Исследованиями археологов доказано: в промежутке между V и III тысячелетиями до нашей эры в степях Северного Причерноморья существовала чрезвычайно развитая земледельческая цивилизация, получившая название трипольской культуры. По мнению академика Б.Рыбакова, в истории первобытной Европы она значила столько же, сколько эпоха Ренессанса для средневековья. К концу третьего тысячелетия цивилизация эта клонится к упадку, происходят разделение этноса на группы и миграция этих групп в разные части света. Некоторые племена древних ариев двинулись на северо-запад, дав начало славянам и германцам, другие, проделав значительный путь, — нашли пристанище в Иране и в Индии. Происходила ассимиляция с коренными племенами и народами, но все арии сохранили мировоззренческие концепции своей культуры. Эти концепции и есть то общее, что присутствует во всех ее ветвях. Индия в этом смысле — богатейшая кладовая. Экспедиции Н.К. Рериха ставили своей целью исследование ее ценностей. Оставаясь художником, Рерих приобрел глубокие знания востоковеда, этнографа, историка и философа. И, разумеется, уже не только умом, но и сердцем полюбил эту страну, передав эту любовь своим детям.

Любовь, открытость, интерес к новому, незнакомому миру были теми ниточками, которые вели и нас, десять московских художников и одного архитектора, с первых шагов на индийской земле.

Путь в долину Кулу лежал через Дели, Вриндаван и другие города Индии. И эта прелюдия встречи с домом Рерихов была не менее важна для нас, чем сама встреча...

Дели. Зной. Только что кончилась пора муссонных ливней, но нигде никаких следов влаги. Несмотря на жару, торговля идет, кажется, всюду и в любое время. Постепенно к этой суете привыкаешь, как к какому-то фону. И тогда начинаются настоящие открытия. Первым из них стало наше посещение мечети Джама-Маджид в Дели, притягивающей всех индийских мусульман и многочисленных паломников из других стран. Это величественный комплекс, состоящий из центрального здания под тремя куполами, вместительным внутренним двором с тремя большими воротами и двумя минаретами. В перерывах между службами минареты становятся смотровыми площадками. Здесь, как, пожалуй, нигде больше, можно оценить усилия мусульманских зодчих по созданию уравновешенных, геометрически выверенных сооружений, которые внутренне противостоят хаосу окружающего города. Архитектура как бы продолжает полемику между языческой многоукладностью и аскетичной четкостью ислама.

Надо сказать, что тема религии как таковой, ее проникновения в искусство и быт Индии занимала нас во время всего путешествия по стране. Город Вриндаван, куда мы прибыли из Дели, известный религиозный центр. Туда мы приехали по приглашению бабаджи Свами Харидаза, наставника слушателей Браджи Экэдеми — Академии духовного сознания Кришны, а также Бхакты Синдханты даса — архитектора и скульптора, американца по происхождению, работающего на строительстве храма Искон.

Вриндаван — город небольшой, но знаменитый тем, что в нем, по преданию, пять тысяч лет назад родился бог Кришна. Браджи Экэдеми размещается во дворце махараджей, подаренном кришнаитам правительством Индии.

Во внутреннем дворе нас встретил помощник Свами Харидаза, который сказал, что бабаджи выйдет к нам через некоторое время, а пока пригласил в трапезную. После угощения нас проводили через двор, где бродили меланхоличные белые коровы, к старому дереву, у корней которого были выложены из кирпича несколько ступенек. Нам повезло — в ашраме как раз гостил знаменитый флейтист, и нечаянно-негаданно мы попали к началу его концерта. Появился маэстро в чалме и халате с флейтой в руке, за ним следовал ассистент с барабаном. Слуга принес маленькую фисгармонию и, монотонно раздувая и собирая мехи, стал извлекать из нее протяжные звуки, не касаясь при этом клавиш. Барабан задал ритм, и маэстро начал свое соло. Это была чистая импровизация, что соответствует традиции. Мелодия посвящалась, естественно, Кришне. Следующая — Радхе— его верной жене и спутнице.

Уже стемнело, когда к нам вышел бабаджи. На нем была коричневая легкая тога, один край которой был живописно перекинут через плечо; черные длинные волосы и борода свешивались до пояса. Нам сказали, что бабаджи живет на свете уже 500 лет, умеет левитировать, проходить сквозь стену и совершать прочие чудеса. Но, разумеется, бабаджи не демонстрирует это публике, ибо он обладатель высшего знания, а не какой-то площадной фокусник. К нему обращаются за советом государственные деятели, он любит искусство и покровительствует художникам.

Не прерывая концерта, бабаджи сел в позу лотоса на одну из ступенек под деревом и на некоторое время углубился в медитацию. Затем знаком остановил музыкантов и стал говорить. Сначала речь его была отрывиста, предложения перемежались долгими паузами. Нам передавалось растущее напряжение его мысли. Постепенно он стал говорить все взволнованнее, эмоциональнее. А из перевода мы узнали, что речь мудреца посвящена традиционным чувствам симпатии, связывающим народы, живущие на берегах Ганга и Волги, а также великой миссии России, страны Водолея, в процессе духовного возрождения планеты.

Через день нас пригласила другая община духовного сознания Кришны, основанная Шри Шримадом Бхактиведантой Свами Прабхудом, известная во всем мире и имеющая у нас довольно многочисленных последователей. Встретил нас сам Бхакти Ондханта дас. Он и провел по храму Искон (строительство его уже близится к завершению), посвященному погребенному здесь основателю движения. Храм образуют два корпуса, соединенные высоким мраморным мостиком. Стены почти сплошь облицованы белым мрамором, и вся композиция оставляет впечатление легкости, воздушности. На уровне первого этажа размещена раскрашенная скульптура Свами Прабхуда в натуральную величину. Он сидит на земле, в полном облачении, очевидно, точно так же, как и во время молитвы. А рядом, в боковых нишах, располагаются фигурные композиции, похожие на персонажей музея восковых фигур. Они напоминают о ключевых моментах жизни основоположника. Вот он во Вриндаване пишет комментарии к Бхагаваттгите, вот поднимается по трапу корабля, отправляющегося в Америку и т.д. На втором этаже сценам из его жизни посвящены бронзовые барельефы.

Пройдя под аркой и спустившись на несколько ступеней ниже, попадаем в главное помещение храма. И здесь преобладает белый цвет. Посреди внутреннего двора растет дерево, пробиваясь своими ветвями сквозь металлическую сетку, перекинутую через весь двор. Яркие огни освещают весь комплекс. В одном из уже отстроенных помещений храма работает кафе, рядом расположились сувенирная и книжная лавки, где продаются труды Свами Прабхудпаза, переведенные на 35 языков мира. Неожиданно встретили наших соотечественников — кришнаитов. Некоторые поселились здесь, похоже, навсегда.

...Наш автобус поворачивает на дорогу, ведущую в долину Кулу. Это примерно в 700 километрах севернее Дели. Первая остановка — в городе Чандигархе — столице штата Пенджаб. Как известно, этот город, который возводился на голом месте великим Ле Корбюзье,— очередное утопическое воплощение идеи совершенного города — города Солнца, как он его называл. Почерк Корбюзье заметен уже в окраинных кварталах. Между ними — большие свободные пространства. Предполагалось засадить их деревьями, но, к сожалению, сейчас они больше напоминают пустыри. Дома состоятельных людей двух- трехэтажные, фасады созданы по индивидуальным проектам. Обычные же дома на окраинах напоминают наши пятиэтажки — «хрущобы», что не удивительно, ибо наши зодчие 50-х годов были под большим влиянием идей гения архитектуры, совершавшего свойственные всем людям ошибки, только в ином масштабе...

Совсем другое впечатление оставляет центральный правительственный комплекс, здесь Корбюзье творит с великолепной пластической экспрессией.

Чандигарх — словно форпост двадцатого века вблизи хранилища вечности — Гималаев. Чем выше мы поднимаемся, тем чище и прозрачней становится воздух. К дороге подступает густой хвойный лес. Она повернула на восток, пошла вдоль реки Беас, когда мы остановились у ярко раскрашенного буддистского храма, поставленного у ворот Гималаев. Тут над нами совершают пудж — ставят точку между бровями, отмечая третий глаз,— это как бы пропуск в Гималаи... Дорога поворачивает на север, и въезжаем в долину Кулу.

Долина эта пользуется славой одного из самых благоприятных для жизни человека мест. Климат здесь мягкий — летом не слишком жарко, зимой лишь изредка выпадает снег. Основной язык хинди — но своя, сугубо местная его разновидность. До сорока процентов населения составляют беженцы из Тибета, эмигрировавшие из-за конфликтов с властями Китая. Среди них и далай-лама, постоянно живущий в Сринагаре с 50-х годов.

Долина протянулась узкой полосой с севера на юг, примерно на 70 — 80 километров вдоль одного из притоков Беаса, впадающего, в свою очередь, в Инд. Слева и справа долину обступают горы, достигающие 5 — 6 тысяч метров. В их отрогах теряются селения, недоступные цивилизации, и потому их жизнь до сих пор окружена завесой тайны. В 20 километрах от рериховского имения находится селение Манди, известное тем, что в его укладе сохраняются черты родовой демократии. Жители Манди и сейчас не признают никаких государственных институтов, сами решают все свои проблемы, имеют даже свою полицию. Говорят, что этнически они близки к грекам, и это мнение небезосновательно — здесь побывал Александр Македонский. Впрочем, трудно судить о достоверности подобных гипотез, но неоспорим тот факт, что в этой местности сохраняются очень древние традиции, которые не растворяются и не исчезают в более поздних веяниях, и иногда тонкими ниточками дотягиваются до нашего времени.

Мы совершили несколько восхождений на окрестные горы. Одно из них — на перевал Рахтанг-пасс. Здесь всегда много туристов, но истинное удовольствие получают немногие — лишь те, кто самостоятельно может подняться на такую отметку, с которой видно все полукольцо заснеженной горной цепи, опоясывающее долину с запада на восток. Лучшая точка для обзора — горы, находящиеся в непосредственной близости от рериховского имения.

Не знаю, было ли в этом нечто магическое или просто ожили давние впечатления, но когда мы совершали это восхождение, казалось, что мы узнаем пейзажи Рериха, словно бы и сама природа здесь была тронута его кистью, окрашена его видением художника.

Еще на высоте около трех тысяч метров встречаешь пастухов, пасущих коров и овец, и только выше лес заканчивается. Начинается каменистая земля, покрытая мхом и лишайниками. Некоторые из них имеют яркий желтый и желто-зеленый цвет, пятна которого в сочетании с красными коренными породами производят впечатление чего-то нереального, сюрреалистического. Постепенно, по мере подъема, из-за ближних хребтов вырисовываются дальние горные цепи. В ясном прозрачном воздухе их можно хорошо рассмотреть в бинокль. Серые скалы, присыпанные белейшим снегом, острыми зубцами поднимаются к небу. На северных склонах снега больше, он мягкой подушкой покрывает их почти полностью. Кое-где, в глубоких ущельях, видны замерзшие водопады, из-под хрустальных наслоений которых берут начало многочисленные ручейки, питающие Беас. Горные орлы парят далеко внизу, мы видим их на фоне селений, оставшихся в полутора тысячах метров под нами.

Когда спускаемся вниз, замечаем, что южные склоны гор покрыты хвойным лесом, а на северных в основном растут лиственные породы. Здесь со второй половины октября начинается золотая осень, напоминающая южнорусскую. На самой границе лесной зоны иногда встречаются даже березы, правда, более тонкие и кривые, чем наши.

А в самом имении Рериха, расположенном вблизи города Нагхара, растет даже несколько лип. Их посадил Николай Константинович, и они прекрасно прижились. Когда же подходишь к имению, тебя встречают яблони — тоже редкость для здешних мест. Справа от дома Рерихов и метров на пятьдесят выше — два здания института гималайских исследований Урусвати, основанного Николаем Константиновичем в 1928 году.

У калитки усадьбы нас ждет Урсула — ее хранительница. Европейское лицо, сари, глубокий, как бы обращенный внутрь взгляд. Урсула — уроженка Восточной Пруссии, перед войной она работала на конном заводе, откуда и была мобилизована в германскую армию. Попала в советский лагерь для военнопленных, но бежала из него в союзническую зону оккупации. Через некоторое время судьба привела ее в одну из британских миссионерских организаций, действующих в Индии. Здесь она познакомилась со Святославом Рерихом, который произвел на нее огромное впечатление. Имение Рерихов пустовало с начала 50-х годов, и вот три года назад, узнав, что дом фактически остался без присмотра, Урсула выразила желание стать его смотрительницей.

Она и проводит нас по дому, знакомит со служанками Умой и Майной Деви. Майна помнит еще старших Рерихов. В галерее, под которую отведена часть дома, находится около 30 картин Николая Константиновича. Это горные этюды, выполненные темперой на картоне. Между картинами у стен расставлена деревянная домашняя утварь жителей Тибета. Обычно дальше туристов не пускают (из-за хрупкости конструкции дома) — так что мы получаем редкую возможность пройти по его внутренним помещениям. Урсула рассказывает историю дома. Он был построен неким английским полковником в начале века, Рерих приобрел его уже после своего знаменитого трансгималайского путешествия.

Удивительно, но дом, долгие годы необитаемый, сохранил свою атмосферу, чего так часто лишены тщательно оберегаемые музейными работниками дома и квартиры многих великих людей. Все вещи, книги выглядят так, как будто их только что касалась рука хозяина. Урсула показывает нам богатейшую семейную коллекцию, каждый предмет в которой говорит о незаурядности собиравших ее людей. Тут и образцы редких минералов, и холодное оружие — рапиры, кинжалы и даже одно копье, монгольские луки. На стенах — старинные ковры и танки — дзен-будцистские иконы. Из окон открывается прекрасный вид на долину и горы. Со второго этажа спускаемся спиной, то есть задом наперед — такова традиция дома, и связана она с тем, что любой гость не должен покидать этот дом навсегда, а должен возвращаться сюда снова и снова.

Вокруг дома Николай Константинович расставил каменные изваяния работы местных художников, изображающие персонажей индийской мифологии. Пуджар, служитель храма, ежедневно обходит их, моет, точнее сказать, совершает омовение и отмечает красной точкой и желтым лепестком середину лба каменных богов. Возле изваяния Гуги Гохана любил фотографироваться Николай Константинович. Это великолепное изваяние, полное внутренней экспрессии. Гута Гохан — персонаж многих гималайских легенд. Сын раджастанского князя, он был вынужден покинуть свою родину и поселиться в этих краях. Несмотря на свое благородное происхождение, он не гнушался никакой работой, даже самой тяжелой. Люди смеялись над ним, но он любил их и помогал всем, чем мог. После смерти Гуту стали считать покровителем долины Кулу и почитать как бога.

А неподалеку — место самаджи (кремации) Николая Константиновича. Здесь лежит большой камень, доставленный, как завещал Рерих, из Тибета. Вокруг полукольцом растут те самые знаменитые, как редкость этих мест,— липы. Это было любимое место всей семьи Рерихов, где они часто проводили вечерние часы.

И вот настал день, когда мы взялись за работу по частичной реставрации комплекса. Одновременно вели разборку нескольких упакованных, но не вывезенных ящиков с книгами и рукописями. Ящики оказались очень тяжелыми — вчетвером не смогли поднять ни один из них, а только с трудом передвигали по полу по направлению к выходу. На улице крышку поднимали. Постепенно перед нами предстала уникальная библиотека Юрия Николаевича Рериха. Поразила широта его интересов. В библиотеке были книги на всех основных европейских языках, а также на тибетском, китайском, хинди, и относились книги, наверное, ко всем отраслям знаний. Сравнительно мало попалось нам художественной литературы, но ведь в ящиках была только случайно оставшаяся в усадьбе часть рериховской библиотеки.

Кроме книг, мы нашли и дневники спутников Рерихов по экспедициям, в частности, врачей Рябинина и Портнягина. На обычной тетрадке с карандашными записями рукой Портнягина было помечено, что дневник ведется по заданию Ю.Рериха и после обработки ему передаются все права на использование материала, за что автором получено 195 долларов.

Мы заглянули в рукопись. Чтобы судить о том, насколько эти записи ценны, необходимо, разумеется, прочесть их от начала до конца, составить какую-то цельную картину из тех, на первый взгляд малозначимых подробностей, которые попались нам на глаза: поехали туда-то, сторговались о продаже мулов за такую-то цену и так далее. И все же на один любопытный эпизод мы наткнулись однажды. Отъехав от лагеря в поисках, как всегда, гужевого скота, Портнягин увидел в небе светящийся летательный аппарат сигарообразной формы, который пронесся над землей и скрылся за горизонтом. Когда он добрался до ближайшего селения и рассказал о случившемся, то оказалось, что это явление наблюдали и местные жители. Ему объяснили: ничего необычного, это прилетал к далай-ламе гонец из Шамбалы, и у них все давно к этому привыкли, никто не удивляется.

За несколько недель мы обновили крышу над Урусвати и установили флагшток с рериховским Знаменем Мира перед картинной галереей. Свободным временем, строго говоря, в эти недели мы могли считать только время сна. Ведь после тяжелой физической работы мы открывали этюдники и папки для эскизов. Да и продукты для повара гостиницы, в которой жили, мы чистили и резали сами.

Совершили несколько походов по окрестностям Нагхара. И снова маршрут наш шел от храма к храму. Рядом с нашей гостиницей находились храмы Кришны и Шивы. Благодаря своему цвету (они сложены из серого камня) и отсутствию вычурности, появившейся позже, они производили изысканное впечатление. Здесь нам удалось увидеть ничем не нарушаемое стилевое единство всех частей произведения храмового искусства, что встречается, поверьте, очень редко.

Интересно, что храмы Нагхара не имеют строгой ориентации по сторонам света. Так, храм Шивы был развернут на север, а Кришны — на запад. Некоторые храмы имеют капитальные деревянные крыши, как зонтики, защищающие строение от влаги. Другие отличают богатый орнамент, изображения различных мифологических персонажей. Некоторые сцены носят откровенно эротический характер. Но есть храмы, все украшение которых — только каменная кладка.

В селении Румси, расположенном за рериховской усадьбой, мы встретили еще несколько храмов, более скромных, но интересных своим деревенским колоритом. Один из них — небольшой теремок, прячущийся под лиственницами потрясающей величины. Толщина их стволов достигла пяти обхватов. Но приблизиться к самому храму нам не дали жители деревни: видимо, он как-то связан с культом мертвых и подземных сил. К другим четырем храмам в этом же селении нас допустили совершенно спокойно. Здесь мы увидели резные галереи со сценами, изображающими людей и животных, эротические сцены, попадались фигуры, курящие кальян.

Все эти наши путешествия по храмам чудесным образом совпали с праздником, который длился целый месяц. В первый же его день мы наблюдали такую сцену: на открытой площадке перед одним из храмов поставили три огромных чана, в которых варился рис. К вечеру стали собираться местные жители. Они рассаживались на земле в ряд в форме спирали. Начинаясь от центрального столба, спираль как бы раскручивалась против часовой стрелки. Это прочитывалось столь ясно, что, конечно, не могло быть случайностью. Известно, что спираль — древний магический знак, изображающий солнце. Возможно, мы столкнулись с некоей реминисценцией этого культа. Перед каждым из сидящих лежал широкий лист, на который накладывали рис. Трапеза при свете костра длилась до глубокой ночи.

А в заключительный день праздника с утра начались всяческие пиротехнические чудеса, с наступлением же ночи треск от разрывающихся петард не прекращался ни на секунду и носился по ущельям, многократно усиливаясь от горного эха. То тут, то там взмывали ракеты. На другом конце долины даже взорвалась целая пиротехническая лавка, и дым от нее поднимался до горных вершин.
Почему-то, когда приехали автобусы из Дели, чтобы забрать нас, память настойчиво возвращала к этому дыму... Было грустно, и в то же время мы испытывали эмоциональный подъем. Потом я понял — побывав здесь, пройдя череду индийских храмов, мы, кажется, получили в этой стране самое ценное, чем она способна одарить,— прониклись ее духом. Тем самым, который питал и Рерихов.

«Если я прав, и это не только сентиментальный бред, легко объяснимый в момент прощания, выставка наша в Дели пройдет удачно и картины продадутся хорошо»,— загадал я.

...На вернисаже в Дели все прошло отлично. Часть работ была продана. Деньги поступили в Международный трест Рерихов на восстановительные работы в усадьбе.



Липы Рериха в долине Кулу.jpg
 Описание:
 Размер:  29,29 KB
 Просмотрено:  12807 раз(а)

Липы Рериха в долине Кулу.jpg


Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 14-05-2007, 19:22    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Бортовой журнал «Аэрофлот». 2007. № 4.

Цитата:
ГЕОРГИЙ МХЕИДЗЕ

Высокий стиль - Индийские Гималаи


Индийские Гималаи — пожалуй, самое красивое, и уж точно самое обжитое из предгорьев Тибета. Гостеприимный штат Гимачал Прадеш давно уже стал местом, где снимаются самые душещипательные сцены мелодрам Болливуда. Земля, где в свое время нашли для себя убежище взыскательные скитальцы Рерих и Далай-Лама, наверняка оставит должное впечатление и у вас.

Чандигар


В Шимлу, столицу гималайского штата, ходят прямые поезда из Дели, однако знающие толк в экзотических вояжах добираются туда через Пунджаб, проведя сперва денек в Чандигаре — удивительном (не только для Индии) городе, задуманном и возведенном в 1950-х по генеральному плану Ле Корбюзье, который взялся за проект после того, как его творец, польский архитектор Мэтью Новицки, трагически погиб в авиакатастрофе. Это не только один из самых чистых городов Индии, но и, вероятно, самый упорядоченный: вместо привычного для путешественника повсеместного кишения человеческой массы — здесь широкие безлюдные бульвары и просторные зеленые парки. Чандигар застроен по той же квадратно-гнездовой схеме, что Манхэттен, Васильевский остров и московские Тверские-Ямские, и состоит из прямоугольных жилых секторов, что сильно упрощает ориентирование.

Самым богатым считается 17-й сектор, где расположены сверкающие стеклом и сталью современные торговые центры, рестораны острейшей пунджабской кухни и модные у индийской молодежи кондитерские, постоянно забитые школьниками-тусовщиками. По соседству, в секторе 16, разбит самый большой в Азии розовый сад с более чем тысячей сортов роз, а до живописного и прохладного даже в жару берега озера Сукна за полсотни рупий довезет любой рикша. Но главная достопримечательность Чандигара, конечно, Сад Камней, который в 1958 году втайне от горожан и даже от собственной жены начал возводить на окраине города дорожный инспектор Нек Чанд. Из обрывков провода, керамических черепков и металлолома он выстраивал целые армии странных марширующих человечков, украшавших водопады и скалистые гроты природного лабиринта. В 1972-м сад был обнаружен, и городские власти сперва хотели его снести, но, вовремя осознав, что лишают Чандигар легенды, одумались и даже положили Чанду зарплату.

Шимла


Когда-то этот (в те времена еще непальский) горный форпост назывался одним из имен кровавой богини Кали — Шьямала. В 1819-м его открыли англичане, а полувеком позже этот населенный пункт (теперь уже городок) стал летней колониальной столицей.

Следующие сто лет сюда с наступлением лета практически в полном составе отправлялись на отдых британские чиновники из Калькутты и Дели, в прохладе горных вилл укрывавшие жен и наследников от невыносимой жары. Впрочем, индийские махараджи с семействами тоже с удовольствием составляли компанию оккупантам.

Если вы далеки от восхищения колониальным стилем как таковым, то развлечений в городе для вас найдется немного. Пройтись по главной улице Молл от церкви Христа до площади с говорящим названием Скандал-пойнт, поглазев на соревнующиеся в чопорности английские и индийские семейства, смакующие свежие сплетни за окнами гостиничных ресторанов, да провести сиесту в кущах ботанического сада, наблюдая за брачными играми мональских фазанов — официального символа штата. Человеку младше пенсионного возраста задерживаться тут надолго не стоит: дальше будет лучше.

Куллу


За звание всеиндийской здравницы Гимачал Прадеш должен быть в первую очередь благодарен 80-километровой долине Куллу, некогда носившей имя Кулантапита, что в переводе с хинди означает «конец обитаемого мира». Это своего рода врата Гималаев, благодатный зеленый оазис в промежутке между раскаленными полями Уттар-Прадеша и вечно покрытыми льдом высокогорными склонами Ладдака и Ле.

Проехав через оживленный сикхский городок Манди, интересный в первую очередь как главный транспортный узел штата, можно заночевать в райцентре, который тоже называется Куллу. Здесь стоит побывать в марте–апреле, когда улицы захлестывает красочный фестиваль Дуссера, посвященный богу Раме. Тем, кто на него не попадает, можно порекомендовать 15-километровую поездку к одному из самых больших каменных храмов страны — Башешару. Если выбраться на весь день, успеете по пути вдоволь насладиться дивным субтропическим горным пейзажем, с изумлением обнаружив, к примеру, что роль дикорастущего сорняка под ногами с успехом играет марихуана. Кстати, эта полевая трава может сыграть с неосторожным путешественником дурную шутку: ежегодно в долинах Куллу и Парвати, эпицентрах подпольного производства чараса (как тут называют гашиш), бесследно исчезает по нескольку западных туристов. Как утверждает полиция, они становятся жертвами собственной алчности и нечистых на руку наркодилеров. Не стоит забывать, что хранение и употребление наркотиков по индийским законам карается почти столь же строго, как по российским.

Если же говорить о легальных удовольствиях — отметим, что именно в Куллу производится большая часть теплых шалей, которыми знамениты гимачальские мастерицы. Торговля пуховыми платками поставлена в городе на широкую ногу: череда складов-магазинов (которые величественно называют emporiums) занимает не одну улицу, любезные продавцы сплошь говорят по-английски и принимают кредитные карты, а если потратить часок-другой на поиски, можно набрести и на круглогодичную распродажу. Такая конкуренция избавляет вас от необходимости торговаться. Однако приятно иметь в виду, что пашмина нежнейшей расцветки, купленная вами здесь за пару сотен рупий, уже на рынке в Гоа потянет на несколько тысяч, а после преодоления границы вздорожает еще значительнее.

Наггар


Центрально-азиатская экспедиция Николая Рериха начала свой путь в марте 1925 года из кашмирского города Шринагара и, достигнув высокогорного Ле, направилась через перевал Кардун-Ла и долину Набры в Кашгарию. Николай Рерих написал сотни полотен, посвященных Гималаям, но именно долина Куллу в итоге стала его родным домом и последним пристанищем.

Дом был построен Рерихом на склоне горы возле деревни Наггар (сейчас там музей, принадлежащий Международному фонду Рерихов), и не нужно быть художником, чтобы оценить, насколько живописно это место. На рассвете солнце заглядывает в ущелье, и текущая глубоко внизу речушка начинает сверкать и переливаться всеми цветами радуги, а к закату, из-за облаков и тумана, ее частенько уже не увидеть с покрытой лиственничным лесом горы.

Если вы едете в Гимачал не ради трекинга или буддизма, а за чистым отдыхом, в Наггаре стоит остаться подольше, чтобы окончательно убедиться, насколько это местечко соответствует нашим представлениям о рае. Селиться тут принято либо в настоящем 500-летнем замке махараджи, ныне переоборудованном под гостиницу, либо в одном из соседних гестхаусов. Лучше выбирать тот, на веранде которого дружелюбные немногословные непальцы разместили пекарню German Bakery, чтобы начинать утро с аромата настоящего кофе (от которого за время путешествия по Индии немудрено отвыкнуть). А в музее Рериха особого внимания заслуживает экспозиция русского дореволюционного народного быта: если верить индийским кураторам этой постоянной выставки, основным элементом орнамента наших рушников, сарафанов и даже расписных ложек была свастика, представленная тут во всем многообразии форм и цветов. Заметим, что посещение Наггара — это еще и реальный шанс вспомнить звук родной речи: рериховские места стали объектом настоящего паломничества наших соотечественников, которых сюда привозят целыми экскурсиями прямо из Москвы (разумеется, через Дели) на коллективные медитации. Так что вечером, разглядывая с веранды отеля звездное небо, не пугайтесь, услышав вполне русскоязычный хор, исполняющий с соседней крыши «Взвейтесь кострами, синие ночи»: знамо дело — наши.

Манали и Вашишт


Легендарный городок Манали, самое северное поселение в долине Куллу, «открытый» хиппи в 70-х, несмотря на скромные размеры и всего лишь пятитысячное население собирает настоящие армии туристов, которые устремляются сюда со всей страны, когда везде, кроме гор, становится слишком жарко и начинаются муссоны.

Манали — своего рода гималайский филиал Гоа, так что побывавшие в Гоа вполне могут оценить, что их ждет в Манали: красочная многоязыкая длинноволосая толпа, рычание мотоциклетных моторов и транс-вечеринки, которые неунывающие израильские дембеля ухитряются по гоанским лекалам устраивать даже здесь — только на горных склонах, а не на пляжах. У такой «заточенности» под туристов имеются, конечно, и плюсы, вроде обилия ресторанов с прекрасной европейской и непальской едой, приятно контрастирующей вкусом, качеством и чистотой кухни с неизбежной всеиндийской триадой «карри–масала–острый перец». Приятно удивляет и то, что несмотря на толпы ежегодных посетителей в Манали (как и в остальном Гимачале) жилье, пища и аренда транспорта ощутимо дешевле, чем на других индийских курортах и в местах, облюбованных туристами.

Однако знающие люди селятся все-таки не в самом Манали, а в отстоящем от него на четыре километра горной тропки поселке Вашишт, куда «отфильтровываются» из Манали большинство бэкпэкеров, намеревающихся прожить тут не недели, а месяцы. Чистенькая деревенька состоит по сути из единственной плотно застроенной отелями и лавками главной улицы, которая упирается в местную гордость — комплекс горячих минеральных источников. Мутноватая водица, кафельные плескалища, потускневшие от старости медные краны и толпы полуобнаженных индусов в облачках пара могут отпугнуть помешанного на гигиене европейца, однако риск подхватить инфекцию на деле минимален, а польза и удовольствие — огромные. Поплескаться в одиночестве в ванне класса deluxe обойдется в 80–100 рупий за полчаса, а публичными банями (с раздельными отсеками для мужчин и женщин) можно попользоваться и вовсе бесплатно.

Выйдя из купальни, не забывайте о простом географическом факте: те, кто добирается в Манали и Вашишт с юга Индии, когда там становится невыносимо жарко, наконец-то получают шанс сделать нечто, чего им не удавалось сделать уже очень давно: как следует замерзнуть. Из-за высокогорья климат Северной Индии на удивление близок к российскому. Это означает, что даже в мае (а уж тем более зимой) здесь не помешают ни куртка, ни шерстяные носки, ни теплое одеяло и кипятильник в гостиничном номере. А для пеших прогулок по лесистым склонам и берегам реки Маналсу пригодятся прочные трекинговые ботинки.

Маклеодганж


Разумеется, в Гимачал едут со всей планеты не только за здоровьем, но и за мудростью. Поэтому серьезную конкуренцию горячим источникам Вашишта составляет иной маршрут — на северо-запад, в сторону города Дхармсалы и примостившегося над ним на скале поселка Маклеодганж, в котором уже почти 50 лет размещается тибетское правительство в изгнании.

Сейчас Маклеодганж — настоящий духовный центр буддизма (по крайней мере североиндийского), именно здесь находятся Национальная библиотека и архив Тибета и Тибетский институт медицины и астрологии. Тибетцы составляют абсолютное большинство населения, а это означает, что от местных жителей можно с уверенностью ждать предельной доброжелательности, открытости и честности даже в мелочах. Так что смело бросайте багаж в приглянувшейся семейной гостинице и отправляйтесь к роднику духовности — храмовому комплексу Цуглакан, чтобы сфотографироваться у стен резиденции Далай-Ламы и поглазеть на оранжевую толпу монахов.

Киннаур


Восточная часть Гимачала (район Киннаур, объединяющий высокогорные долины Сангра и Спити) — еще одна грань алмаза, но чтобы шлифовать ее, лучше быть опытным туристом: это уже настоящий Тибет, и отметка альтиметра в каждом населенном пункте зашкаливает за шесть тысяч над уровнем столь близкого от этих гор моря. Ландшафт на перевале Ротанг меняется драматически: слева еще зеленеет долина Куллу, а справа уже угрожающе громоздятся крутые темные склоны и ослепительно сияют ледовые глетчеры. С конца октября до конца марта перевалы завалены снегами и регион отрезан от внешнего мира.

По мере приближения к китайской границе быт делается скуднее, а количество англоговорящих людей вокруг стремительно сокращается. Впрочем, бытовые трудности с лихвой компенсируются невообразимыми даже для тех, кто побывал в других частях Гимачала, горными видами и древними буддийскими ступами — молитвенными храмами, точно так же стоявшими тут и тысячу лет назад. Для проезда в районы, прилегающие к китайской границе, иностранцам требуется регистрация (permit), которую, впрочем, можно получить в течение дня не только в Реконг-Пео (поселке, откуда начинают путь вверх большинство туристов), но и в турагентствах Шимлы и Манали. Только не забудьте заранее запастись наличными рупиями: ни банкоматов, ни пунктов обмена валюты в этом регионе вы не найдете.
Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 15-05-2007, 17:59    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
Наталья

Индия, Дхармасала, Кулу


Поездка на север Индии в Дармасалу было давним нашим желанием, и все сложилось быстро и неожиданно. Вдруг как-то все собрались, было принято решение о поездке, и мы начали подготовительные мероприятия. Группа наша состояла из 4 человек: двое из нас были полными чайниками, никогда не принимавших участия в экстремальных путешествиях (я и Лена), Тимур – наш сопровождающий по тибетским местам в Индии и Лайма, которая обладала опытом двух паломнических путешествий по Индии. В подготовке к поездке мы в основном опирались на ее советы. Итак, три женщины (не альпинистки, не заядлые любители трекинговых походов, а просто любители путешествий) собрались посетить Гималаи. Зачем? Это мой любимый вопрос, на него не плохо бы понимать ответ, когда ты что-то делаешь. У нас было несколько целей: во-первых, в Дxарамсале встретиться с Богдо-гегеном IX (по данной ссылке можно прочитать о нем (http://www.buddha.ru/about_bogdogegen.php), посетить места, где жил Рерих, и вообще просто полюбоваться этими Божественными местами. Сейчас я прошу расслабиться тех аксакалов, которые исходили все дороги и могут свысока читать наши записки «чайников». Для тех, кто хочет поехать, но не имеет опыта при этом, несколько важных моментов, которые мы для себя вынесли из подготовки к поездке, потом мы убедились, что все было сделано правильно.

Что надо приобрести:

Конечно удобный рюкзак (хотя мы не совершали никаких восхождений с рюкзаком, но все равно оценили удобство хорошего рюкзака)
Удобную трекинговую обувь, т. к. ходить надо много
Фонарик, термокружку, кипятильник, удобную походную одежду.
С собой необходимо взять аптечку. Известно, что Индия – это не стерильный курорт, поэтому необходимо придерживаться рекомендаций следующего порядка:
§ Пить только бутелированную воду
§ Выбирать места потребления пищи (можно использовать рекомендации путеводителя “Lonely Planet”)
§ С собой взять необходимые лекарства от возможных кишечных расстройств, антибиотики, пластырь и т.д.

У нас в поездке проблем со здоровьем ни у кого не возникло, но береженого Бог бережет. Пренебрегать советами не стоит.

На моменте подготовки необходимо также составить маршрут и согласовать его со всеми участниками путешествия. На самом деле в подобных поездках очень важно уметь находить согласие друг с другом, т.к. все участники завязаны друг на друга и любые эмоции или жесткое проявление эгоизма могут очень осложнить путешествие. Поэтому желательно понять, кто, что хочет увидеть, прописать маршрут по дням и договориться по ключевым моментам еще до отбытия в путешествие. Но, даже прописав весь маршрут, и не думайте, что все пройдет строго по плану, потому что Индия – удивительная и неповторимая, не предсказуемая страна, которая сама наверняка внесет коррективы в ваши планы. Кто не смог в нее влюбиться с первого взгляда, те не принимают ее за не предсказуемость и не похожесть на причесанные европейские курорты, но кто испытал эту влюбленность, будут стремиться вернуться туда, испытывая чувство безусловной любви к этой стране, не зависимо от того, какие возможные трудности и проблемы вы встречаете в своих путешествиях. Перед поездкой в Индию не плохо бы почитать духовную литературу и что-нибудь, разъясняющее индуизм. Индия – страна, где ты начинаешь думать о смысле жизни, даже, если ты никогда не задавался ранее такими вопросами. Не плохо и познакомиться с пантеоном индийских Богов, т.к. вера в этой стране везде, она не изменялась и не запрещалась, и нам было очень интересно узнать и о Шиве, и о Кришне и других значимых Богах индуизма.

Итак, остался только один не освещенный момент в подготовке – выбор авиакомпании. Если у вас много времени для поездки, и вы хотите купить недорогие билеты, можно воспользоваться чартерными транзитными рейсами через Киев, Узбекистан и т.д. Но у нас было очень мало времени, а посмотреть хотелось много мест, мы не могли себе позволить роскоши потери часов в аэропортах. Мы купили билеты «AIR INDIA» на совмещенный рейс с Аэрофлотом. Время в пути 6 часов 15 минут. И мы летим в Индию. Аэрофлот как всегда порадовал, обслуживание прекрасное, вылетели во время, летели с комфортом и прекрасным настроением. Ночью прибыли в Дели. Нам нужен был джип до Дхарамсалы, нанять его в аэропорту за приемлемые деньги мы не смогли, пришлось ждать до шести утра, чтобы поехать в тибетскую колонию Дели Мажнукатилу (находится на окраине города). В гостинице, находящейся в этой колонии нам удалось нанять джип, позавтракать и отправиться в довольно дальнюю дорогу. Путь от Дели до Дхарамсалы занял у нас 11 часов. Приехали в Дхарамсалу мы уже к вечеру, усталость и затекшие тела не помешали нам при этом понять и ощутить красоту этого места. Дхарамсала – резиденция Далай-Ламы и место, где живет много тибетцев, нашедших прибежище в Индии. В принципе городок разделен на две части – Дхарамсала и Мак Леод Гандж, где собственно мы и остановились. Первую ночь мы остановились в простом и не дорогом (250 рупий) гаст Хаусе «Нил Камал». Но нам не хотелось сталкиваться с бытовыми не удобствами, в виде сломанного душа и не очень свежих простыней, и потом мы перебрались в гостиницу «Chonor House», которую построил Ричард Гир. Гостиница дорогая по индийским меркам, номер на троих обошелся нам в 75$ в сутки, но номера красиво оформлены по дизайну, и жить там очень приятно. В Дхарамсале много гостиниц и Guest Houses на любой вкус, так что проблем с проживанием нет, за исключением времени, когда Далай-Лама дает учение. Нас сразу предупредили, что если мы хотим приехать именно в это время, то гостиницу надо заказывать заранее. На следующий день, рано утром выйдя на балкон, я увидела пейзаж, созерцая который, ты понимаешь, что ты находишься в местах, где вероятно и живут Боги, где же им еще жить, как не там.

Величественные горы, ярко голубое небо, а в небе парят орлы. На душе – покой и внутренняя тишина, в таком месте не хочется никакой суеты и беспокойства, оно как бы само тебя умиротворяет, успокаивает.

Планов на первый полноценный день в Индии у нас было много. Но в первую очередь – это визит к Богдо-гегену. Мы познакомились с ним в Москве. Когда Тимур сказал мне, что приехал Богдо-геген и с ним можно встретиться, лично я не знала кто это. Собрав информацию в Интернете, я выяснила, что кто это(по данной ссылке можно прочитать о нем (http://www.buddha.ru/about_bogdogegen.php). И идя на встречу, мною двигало исключительно только любопытство, которое еще и было подстегнуто Тимуром, т.к. он сказал, что это человек, достигший высот в практиках, держатель древних традиций, достигший просветления. Я не специалист в буддизме, но протяжении всей своей жизни интересовалась эзотерическими вопросами, и очень хотелось увидеть, а какие же они эти люди, достигшие понимания важных вопросов нашего существования. Люди открытого сердца и Учителя, какие они? В Москве он был вместе со своим сыном, который тоже является Ринпоче (Ринпоче - почтительный титул, означающий «Драгоценный», дается буддистским мастерам), с переводчиком и своим учеником Жигжжетом. Увидев этих людей, я была поражена их простотой, добротой к окружающему миру. Богдо-геген - весьма пожилой человек, несмотря на свой преклонный возраст, был бодр и энергичен. Я долго потом пыталась осознать свои внутренние ощущения от встречи с этим человеком и пришла к следующим формулировкам своих чувств: рядом с ним ты ощущаешь себя ребенком, тебе спокойно и тихо, кажется, что ты попадаешь в какое-то мощное защитное поле, где исчезают все твои суетные заботы и страхи. Это, конечно, только мои субъективные ощущения, я не претендую на точность и тем более не даю оценку человеку, т.к. это в принципе не возможно. Вот к этому человеку мы и стремились попасть в Дхарамсале. Нам очень помог в этом Тимур и Жигжжет, и им хочется выразить особую благодарность за предоставленные возможности встречи с Богдо-гегеном.

Богдо-геген встретил нас очень радушно. Он проявлял заботу о нас, интересовался нашими планами, путешествием, предложил свою помощь организации наших встречи поездок по Дхарамсале. Мы были не просто тронуты всем этим, мы были просто поражены. Мы видели пред собой человека, который является весьма значимой фигурой в буддизме, но который общался с нами просто, с великой добротой, ни какого намека в его поведении на какую-то свою особенность и значимость. Мне всегда было интересно понять, как происходят эти встречи с Учителями, и хотя каждый человек – это учитель и ученик одновременно, но все же, если человек достиг реализации в практиках, как можно у него научиться. Я смотрела на Богдо-гегена и понимала, какое значение в простой повседневной жизни имеет понятие Бодхичитты (Бодхичитта - сознание , направленное на достижение просветления на благо всех живых существ). Это отношение к людям без оценки их, без деления на плохих и хороших, своих и чужих, именно в этом, наверное, проявляется преодоление дуальности. Отношение к людям с открытым сердцем, проявляя любовь и доброту, сострадание и заботу. Именно это я увидела в поступках этого человека. И хотя только наблюдая в жизни человека, который смог достичь такого отношения к людям, не достаточно, чтобы и в себе развить эти качества, но само общение с ним является тем импульсом, когда ты начинаешь спрашивать себя, а кто ты, анализировать свое отношение к жизни и окружающим тебя людям. Он учит людей быть счастливыми, отсекая все привязанности. Объясняет сложные философские вопросы простым и доступным для понимания языком. Но больше всего показывает своим отношением к жизни и людям, как это жить с целью, помогать людям, найти свой путь, найти в себе Бога. В этом он и стал для меня Учителем. В буддизме все объясняется Кармой, не знаю, кого благодарить за такой подарок судьбы, наша ли карма или что-то еще не доступное нашему пониманию, но все равно спасибо. Мы были в Дхарамсале три дня, с Богдаггегном встречались ежедневно, были на ритуале «Цог» и просто частных аудиенциях и каждый раз воспринимали эти встречи как подарок судьбы. И еще важный для меня момент, я не разу не услышала от него какой-то агитации буддизма, не разу даже никакого намека на разницу в верованиях. К сожалению, очень часто я сталкивалась с агрессивным отношением православных священников к другим религиозным верованиям. В данном же случае, я увидела на деле, а не на словах проявление понятий терпимости и приятия всех людей, независимо от их вероисповедания. Наверное, когда ты ощущаешь в себе Бога, ты позволяешь людям идти к нему разными путями, лишь бы дошли. И, слава Богу, что живут на нашей земле такие Просветленные, которые позволяют тебе это почувствовать.

Наше пребывание в Дхарамсале было очень насыщенным, нам было интересно все, т.к. мы впервые были в этих местах. Мы посетили летнюю резиденцию Далай-Ламы в Норбуллинге, были на аудиенции у Кармапы – это духовный лидер буддизма. (С этим вопросом какая-то неразбериха в буддистских кругах, но мы не будем вдаваться здесь в подробности, т.к. абсолютно ничего в этом не смыслим). Но там мы увидели, как живут монахи.

В Дхарамсале нам полюбилось маленькое кафе "Тактен кафе", где мы пили кофе и ежедневно завтракали. Мы совершали хору (обход вокруг с чтением мантр и кручением молитвенных барабанов) вокруг зимней резиденции Далай-Ламы. Наша жизнь была наполнена встречами с разными людьми, и особенно хочется еще рассказать об оракуле Далай-Ламы Годоне. Ему можно задать интересующие тебя вопросы и получить ответ. Но не все так просто, господа. Вот тут-то и затаилась трудность, оказывается вопрос надо еще правильно сформулировать. А ну попробуйте лаконично в одном предложении ответить себе на вопрос: «Что вы хотите?». Годон очень точно и резко, без желания нам понравиться и без всякой таинственной мути, которую часто напускают на себя для пущей важности всякие разные «ясновидящие», разъяснял нам ошибочность формулировок некоторых наших вопросов, а, по сути, своими ответами и разъяснениями быстро прочищал нам мозги, когда нас тянуло на всякого рода «сакральную» информацию о себе.

Мне импонируют такие люди, ясные и понятные, от общения с ними быстро наступает прояснения в мозгу. Мы получили ответы на свои вопросы, время покажет, сбудиться или нет. В Дхарамсале мы посетили институт тибетской медицины и прошли обследование у тибетского врача. Диагноз устанавливается по пульсу, женщина- врач очень точно назвала все наши проблемы и каждой из нас прописала тибетские лекарства. В тибетской медицине лечат весь организм в целом, лекарства все на основе трав и вреда организму не приносят, исключительно только польза. Во время пребывания в Дхарамсале перед нами стояла еще одна задача – нанять джип на дальнейшее путешествие. Если вы планируете переезжать с места на место, то очень важно иметь машину на все время пребывания в Индии. Важно, какой будет водитель, если кто-то хоть раз ездил по Индии, понимает, о чем идет речь, кто не был в Индии, поясню. Правил вождения в Индии нет, это какое-то только доступное пониманию индусам действие, называемое передвижением по индийским дорогам. Поэтому к выбору машины и водителя надо подходить крайне серьезно. Мы обратились в компанию Dream Holiday (http://www.dreamholidayindia.com), и не пожалели об этом. Директор агентства помог нам скорректировать маршрут, прописать его очень четко, дал дельные советы, где остановиться и как более грамотно выстроить маршрут. Водитель, которого звали Биту, оказался настоящим профи и во время поездки у нас ни разу не было никаких проблем ни с ним, ни с машиной. Адрес данного агентства: http://www.dreamholidayindia.com

Через три дня мы отправились в дальнейший путь. Маршрут на этот день был такой: Бир – Ревалсар, пещеры Падмасабхавы и Мандаравы, на ночь, послушавшись совета директора агентства, мы остались на Ревалсаре и не капли не пожалели об этом.

Это культовое место для буддистов. Но по порядку. От Дармасалы до Ревалсара около 140 км. Но дорога горная, серпантин и занимает она около 4 часов езды. Плюс еще остановки. Мы остановились посмотреть старинный храм Шивы, очень красивый. Затем осмотрели храмовые комплексы буддистов в Бире и направились к озеру Ревалсар.

По легенде озеро Ревалсар возникло на месте, где были сожжены Падмасамбхава и его тантрическая супруга Мандарава.

Прибыв на озеро, мы остановились в гостинице «Реваласар» - это дешевая гостиница, похожая на наши бывшие пионерские лагеря. Закинув вещи, мы отправились пройти вокруг озера. Озеро кишит рыбами, которые считаются священными и их принято кормить. Закупив специальный корм, который тут же и продается, мы обошли вокруг озера, при этом кормление рыб весьма любопытное занятие. Они подплывают к краю озера для получения корма.

Дальнейшая цель нашего путешествия- пещеры, где медитировали Мандарава и Падмасабхава.

Первая пещера – пещера Мандаравы.

Даже если вы не чувствительны, вы все равно почувствуете прекрасную энергию этого места. Не могу дать точного определения, что там происходит, но это похоже на очищение. Энергия сильная и мягкая одновременно. Уходить оттуда не хочется. Пещера Падмасабхавы меньше по размеру, энергетика строгая, сильная и хотя там тоже очень хорошо, но остаться там на долго желания не возникло. Потом мы развесили флажки с молитвами и прогулялись по горам и храмам. Если подняться выше, то можно увидеть след Падмасабхавы. Говорят, что если дотронуться до него, это к счастью. Счастье на самом деле охватывает тебя от прекрасных видов на горы, это очень красивое место, оно наполняет практически детской радостью и уезжать оттуда не хочется. В пещерах там живут монахи, пещеры пронумерованы и на них написано «пещера №6». В таких райских местах мысли только о Божественной составляющей нашей природы, само пространство делает тебя лучше.

На следующий день мы отправились дальше. Наш путь лежал в долину Кулу, мы планировали подняться на гору электрического Шивы Биджли Махадев и затем остановиться в Нагаре. Еще в Москве мы прочитали о совершенной красоте этой долины, и вот мы въезжаем в долину Кулу. Возьмите любое слово в словаре русского языка, описывающее красоту местности, но оно не выразит и половину великолепия этого места. Абсолютное ощущение сказочности и не реальности. Ущелья. Горные склоны, река Биас, - хочется запечатлеть каждый кусочек пейзажа. Если до этого мы ездили по тибетским местам Индии, то тут мы въезжали в обитель Богов индуизма. Хотя, как вы понимаете, это весьма условное деление. При въезде в долину стоит храм Богини Ханоги. По преданию необходимо остановиться около храма, отдать почести этой богине, позвонить в колоколе. Если ты не сделаешь этого, то не видать тебе удачи в долине. Мы остановились и отдали почести хранительнице долины. Наблюдая из окна машины дивную красоту вокруг, мы ехали на гору электрического Шивы. Еще в Москве я увидела в Интернете фотографии этой горы и прочла описания впечатлений людей, которые поднимались туда. Мне очень захотелось посетить это место. Лайма поддержала меня в моем желании, и мы включили в свой маршрут подъем на эту гору. Поему возникло такое желание – не знаю. В Индии вообще много чего происходит по каким – то не понятным причинам. Эта гора притягивает к себе молнии, обладает высокой энергетикой, на вершине горы стоит Храм Шивы. Индусы приходят туда супружескими парами, и это считается благословением в любви и семейной жизни. Так как Шива соединяется в каждом своем воплощении со своей Божественной супругой Парвати, является символом единства мужского и женского начала. Красивые легенды, но мы шли без какой-то особой цели, ведомые своими внутренними ощущениями. Правда ведомы были только двое, Лена не разделяла нашей любви к Шиве, Тимур, как истинный джентльмен сопровождал нас для охраны в пути. Мы подъехали на джипе до того места, где еще можно подъехать на машине, дальше идут вверх в гору каменные ступеньки и надо подниматься пешком около 1,5 км. По ступенькам идти тяжело, т.к. они разной высоты, дорога петляет, и поднимались мы под сильным солнцем. Индусы довольно легко преодолевают этот путь, для нас это не было легкой прогулкой. Все наши трудности подъема с лихвой были компенсированы открывшимися видами на горы, когда мы поднялись. По пути на гору мы встретили синюю птицу, такой красоте место в раю, мы загадали желания. Посетив храм, мы совершили вокруг него хору, служитель храма был к нам очень благосклонен, разрешил нам находиться там столько, сколько мы хотим, благословил нас. Энергетика места реально ощущается и довольно сильно, ну а Шива проявил себя в нашем путешествии во всем своем могуществе. Лена, которая не смогла усмирить в себе противоречивые чувства восприятия Шивы как Бога, к нашему большому сожалению, получила сильные солнечные ожоги, а, спустившись с горы, она получила смс от своего мужа со следующим текстом: «Ты не оплатила счета, и у нас отключили электричество». Вера в Шиву мгновенно проникла в сердца, затем состоялось примирение с Богом и в результате все закончилось хорошо. Уставшие мы ехали в Нагар.

Нагар мы еще в Москве выбрали местом проживание в долине и планировали совершать оттуда радиальные выезды. О своем выборе мы не пожалели. Нагар – очень красивый и уютный городок. Говорят, что там сходятся энергетические лучи и город считается местом силы. Мы остановились в гостинице «Кастл». Это старинный замок, летняя резиденция индийских раджей. В этой гостинице есть храм мирового камня, который по легенде принесли туда 365 Богов долины. Боги долины собираются там для принятия решений, и какой-нибудь Бог может выразить желание прийти туда. Мы видели эту процедуру, на следующий день нашего пребывания в городе, один из Богов долины изъявил свое желание посетить храм. По легенде еще в замке живет приведение принцессы, которая бросилась вниз и превратилась в камень, не стерпев клеветы своего мужа. Нагар – городок небольшой, но в нем несколько храмов, посвященных Шиве, Вишну и храм Кришны. Городок прославлен также тем, что там проживал Николай Рерих и его семья. Усадьба Рериха – очень красивое место, пейзажи напоминают Карелию. Вековые ели и сосны, огромные кедры, на месте самадхи Рериха растут прекрасные липовые деревья.

Мы приходили дважды в усадьбу, познакомились с директором усадьбы Аленой Адамкиной, Настей – питерской девушкой, которая работает там финансовым директором и с Шеру, организатором культурных мероприятий. Все эти люди - удивительно приятны, они прилагают большие усилия к возрождению усадьбы, сохранению наследия Рериха. При усадьбе организована работа колледжа для индийских детей, где их обучают живописи, актерскому мастерству, резьбе по дереву. Работники усадьбы показались нам настоящими подвижниками, и хочется пожелать им отсутствия препятствий в их благородной работе.


Из Нагара мы совершали поездки по долине. Первый выезд – долина Парвати, горячие источники Маникаран. Маникаран – странное место. Это небольшой городок, зажатый ущельями, между склонами ущелья протекает горная река. Маникаран славен тем, что там находятся горячие источники, для сидхов это место паломничества, т.к. там находится гарудвара.

В Маникаране кроме паломников, мы видели много йогов и людей, занимающихся практиками, они приходят к источникам. Меня поразил один старик, который стирал свое белье. Он стоял ко мне спиной и , глядя на его гибкое, мускулистое тело, я подумала, что это очень молодой человек, когда же он обернулся, оказалось, что это пожилой человек. В Индии это ни у кого не вызывает такого удивления, т. к. в духовной культуре индусов не только забота о душе, но и работа с телом. И этот старик был видимо просто практиком. Но Маникаран нельзя назвать приятным местом, не знаю почему, но мне не ощущалось там комфортно, посмотрев окрестности, я была рада покинуть его.

На следующий день мы поехали в Манали – город первого человека. Манали – довольно людное место, крупный туристический центр и это ощущается сразу же как въезжаешь в город, множество гостиниц, туристы из различных стран. Город расстраивается, строятся дороги, новые гостиницы. Городок шумный и по началу кажется не очень уютным, пока вы не попадаете в центр Манали, где расположен парк и храм Хадимбы (принцессы Манали). Место очень тихое и красивое, так что если вы любите тишину и выбрали Манали местом своей остановки, рекомендуем отели именно там. В Манали рекомендуем посмотреть храм Хадимбы и храм Ману. Храм Ману (первого человека по индийским легендам) очень необычное место. Как правило, в индуизме храмы посвящены одному какому-то Божеству, а уже в самом храме могут быть изображения связанных с этим Богом других Богов. Например, в храмах Шивы всегда есть изображение его Божественной супруги Парвати и наоборот. В храме Ману алтарь, где находится очень древний камень, с изображением Ману охраняют все ведущие Боги индуизма, их изображения расположены в округ алтаря, и там все вместе и Шива, и Кришна, Вишну, Дурга, Кали, Хануман, Ганеш и т.д. Около камня сидит старик, служитель храма. Его глаза светлы и спокойны, он невозмутимо смотрит на входящих и благословляет их. Он ничего не говорит, но он мудр в своем молчании и спокойствии, с ним не хочется говорить, а хочется просто посидеть рядом и помолчать. Он смотрит так, как наверное смотрят люди достигшие тишины внутри себя, чтобы в них мог заговорить Бог.
Мне до сих пор вспоминается это необычное место, так бывает, когда что-то сильно цепляет и ты возвращаешься к этому в своих воспоминаниях.

Мы возвращались еще в Манали с целью шопинга. Перед поездкой посмотрели в интернете информацию, что в Манали много ювелирных украшений, это не соответствует действительности, ювелирных украшений там практически нет, выбор очень маленький, купить там можно только шали из Кулу, а также хорошую рудракшу.

Масса впечатлений от посещения Ротанга. Отправляясь на Ротанг, мы и представить себе не могли какую индийскую тусовку мы там найдем. Индийцы приезжают туда посмотреть на снег и развлечься. Они берут на прокат у подножья смешные искусственные шубы и поднимаются на Ротанг, с видимым удовольствием веселятся в грязном снегу (был уже конец апреля). Еще туда приезжают молодожены, они фотографируются там в сделанных из снега сердцах. Очень умилительно, это что-то наподобие наших Воробьевых гор, наверное.
Уезжали мы из Индии, потерявшись во времени. Мы путешествовали 11 дней, но по впечатлениям, насыщенности поездки нам казалось, что прошло очень много времени с момента нашего отъезда из Москвы. А сколько еще удивительных мест в этой стране, которые хотелось бы посмотреть! Даже не понятно, сколько же нужно времени, чтобы смочь их посетить. Но в любом случае, хотелось бы, чтобы появились еще возможности познакомиться с этой удивительной страной, где храмам пять тысяч лет до нашей эры, где так сильно верят в Богов, где живут прекрасные легенды, а люди всех религий мира ищут и находят там ответы на свои вопросы. Каждый приезжающий находит здесь что-то свое. По Индии путешествует много людей из разных стан мира в поисках ответов на загадки бытия, смысла жизни, просто любопытствующих, просто скитальцев; и всех она принимает, отвечает, позволяет любопытствовать и скитаться. Приезжайте – ищите, находите и будьте счастливы, научившись отсекать свои привязанности, верить и любить всех живых существ.

Апрель 2006


Последний раз редактировалось: Кэт (30-10-2007, 12:48), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 15-05-2007, 18:28    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
http://www.india.ru/how/guides/kulu/index.shtml

А.Е.Грановский,
доктор экономических наук


«Кулу - долина Богов, или конец обитаемого мира»


Расположенная в сердце штата Химачал-Прадеш, долина Кулу считается одним из самых красивых мест в Индии. Так это или не так, судить трудно, но ничего подобного мне раньше видеть не приводилось.

Дорога в Кулу идет вдоль узкого ложа реки Беас, зажатой скальными кручами. На 230-м километре (счет идет от Чандигарха) прямо у шоссе сгрудились храм местной богини Ханоги, имеющей, впрочем, собственную библиотеку, и крошечные храмики бога-слоненка Ганеша и богини-матери Дурги. Рядом строгие надписи: "Мочиться запрещено!" Говорят, что у того, кто не поклонится Ханоге, немного шансов миновать ущелье без происшествий. Во всяком случае, у ее храма всегда многолюдно. Ударом колокола, висящего при входе в храм, молящиеся извещают Ханогу о своем прибытии. В полутемном помещении храма открывается лик богини.

На 231-м километре первый большой водопад. Появляются типичные для Химачал-Прадеша дома, крытые тонкими каменными пластинами, заменяющими черепицу. В этих целях используются сланцы: они легко колются на довольно ровные слои. Пересекая последнюю гряду перед долиной Кулу, ущелье Беаса становится совсем узким. Начинаешь привыкать к водопадам, которые сопровождают путника вдоль всей долины. Но совершенно неожиданным оказывается сочетание пальм и кедров на противоположном склоне ущелья.

Долина Кулу шириной полтора-два километра, окруженная снежниками, протянулась вдоль Беаса на пятьдесят километров. С юга она прикрыта последним снежным хребтом Гималаев - Дхаула Дхаром, с севера параллельным ему Пир Панджалом. Северную часть с обеих сторон окружают снежники. Дальше к северу открывается вид на страну ледников - Лахул и Спити.

Кулу называют долиной богов, но совсем не потому, что это божественные по красоте места. Просто нигде в Индии нет такого количества богов, как здесь. В каждой деревне поклоняются своему собственному божку - девате. Помимо чисто местных богов в долине оставили память о себе многие классические боги и полубоги индуизма: Вьяс, Капил, Канад, Вашишта, Канав, Гаутам, Картик, Маркандея, Нарад, Шандил, Шаринга и др. Раз в год в праздник Дассейры статуи многочисленных девата свозят в город Кулу, где обитает главный бог долины Рам, или Рагхунатх.

Традиционное же название долины, упоминаемое в эпосе "Махабхарата" и средневековых пуранах ("Вишну-пуране" и др.) - Кулантхапитха, что означает "конец обитаемого мира". Так называется и одна из лучших книг о долине, принадлежащая перу англичанки Пенелопы Четвод, на которую мы еще не раз будем ссылаться.

Начало мифологической истории Кулу относится к великому потопу, от которого бог-хранитель Вишну, обратившийся в золотую рыбку Матсью, спас лишь отшельника Ману. Тот сохранил для будущих поколений нетлен¬ные святые книги Веды и стал прародителем всего последующего челове¬чества (любопытно, каким же способом?). Так вот считается, что после потопа Ману вылез из своего ковчега именно в долине Кулу, где и поселился. Трижды долину посещали герои "Махабхараты" братья Пандавы. Первое из этих посещений закончилось женитьбой силача Бхима на сестре местного демона, им же и убиенного. Во время второго визита пандавский стратег Арджуна устроил драку с богом Шивой за волшебное оружие пашу¬пата-астра, принадлежавшее богу неба и грома Индре. Совершая последнее паломничество уже вместе со своей коллективной женой Драупади, Пандавы один за другим освободились от плоти, а старший из них Юдхиштира "увидел свет правды и узнал, что есть тень, а что реальность и достиг сварги (небес)". Помимо этих форм духовной жизни они научились выращивать рис на необычайно большой высоте - в местечке Пандара-ка-Ропа (3658 метров над уровнем моря).

С древних времен здесь существовало самостоятельное княжество, известное как Кулута. Оно было основано в I веке нашей эры неким Бехангамани Палом. Предки его переселились из далекой Трипуры сначала в Аллахабад-Праяг, а затем выше по течению Ганга - в Майяпури около Хардвара. Между тем жители долины, как свидетельствует легенда, изнывали под гнетом жестоких горных тхакуров Спити. Бехангамани под идейным руководством деревенского астролога Палджхота возглавил "первую революцию", начавшуюся в нынешнем поселке Джагатсукх, и выпросил благословение у грозной богини Хадимбы, что и позволило успешно завершить революционный процесс. С тех пор Хадимба стала покровительницей и "бабушкой" князей Кулу. Старейший палеографический памятник долины - это монета, относящаяся к I-II векам нашей эры. Она имеет надпись: "Вирияса, правитель Кулуты".

В последующих, вполне исторических текстах Кулу упоминается регулярно: в VI веке Ратисена, один из царей династии Чола, посылает свою дочь к приятелю, царю Кулуты; в VII веке Кадамбари подтверждает, что Кулута была вполне независимым государством и т.д. Китайский путешественник VII века Сюань Цзянь описывает страну Киу-ло-то.

Потомки Бехангамани - династия Пал - правили из Джагатсукха с небольшим перерывом на протяжении 14 веков, после чего столица была перенесена в Нагар, а в середине XVII века - в Кулу.

Большинство каменных храмов долины относятся к XVII веку, когда правители пытались заменить достаточно кровавый автохтонный культ богини-матери и других богов - девата - безобидным поклонением Вишну, которое не требовало жертвоприношения животных. Впрочем, некоторые источники утверждают, что захвативший долину в конце XV века Сидх Пал, или Сидх Сингх вовсе не был прямым потомком старых правителей, но сумел воспользоваться их авторитетом среди населения, страдавшего от неуемных поборов горных тхакуров и рана. Датировки борьбы с ними остаются также предметом догадок в местном фольклоре. Так, по одной версии, заслуга победы над Джинной-раной, правившим из крепости Манданкот над Манали, и раной Бхосалом, владельцем крепости Барагарх над Нагаром, принадлежит Сидх Палу. Другая версия относит эти события на полтора века вперед и называет их героем князя Джагат Сингха.

Последний правящий князь Аджит Сингх вступил на престол в 1816 г., но в 1839 г. был разгромлен сикхским полководцем Ранджитом Сингхом, получил от англичан микрокняжество Шангри за Сатледжем, где и умер в 1841 г. После поражения сикхов в первой войне с англичанами долину в 1846 г. присоединили к владениям Ост-Индской компании, хотя князю Гьян Сингху англичане оставили дворец и некоторые почести. В 1852 г., сославшись на "незаконнорожденный" статус Гьяна, колониальная администрация, уже отошедшая от испуга после сикхских набегов, передумала и разжаловала его из раджи Кулу в более низкое звание Раи Рупи - титул, который князья Кулу носят и поныне. На прокормление княжеской семьи ей был выделен джагир (поместье) Вазири Рупи в верхней части долины Парбати.

После присоединения долины к британским владениям английские плантаторы поначалу попытались разводить в ней чай. В 1860-х годах возникла "Чайная компания Кулу", владевшая плантациями в Баджауре, Райсоне и Нагаре. Заправлял ею ирландец Минникин, построивший неплохую собственную усадьбу. Но затея с чаем не удалась, прежде всего из-за трудностей транспортировки. Спустя десятилетие отставной английский капитан Р.С.Ли заложил в Бундроле первые фруктовые сады. Саженцы яблонь, груш, слив и вишен привезли из английского имения его отца в графстве Девон, климат которого якобы был вполне сходен с климатом долины Кулу. Спустя несколько лет его ирландский приятель, еще один капитан А.Т.Бэнон купил землю и разбил сады в районе нынешнего Манали. Впоследствии в долину были завезены американские сорта ярко-красных и ярко-золотых яблок с тем, чтобы, как выражается П.Четвод, "удовлетворить страсть индийцев к ярким краскам".

Бэнон же додумался и до того, чтобы доставлять фрукты на равнину почтой. Первые 140 км, через перевал Бхубу (2800 м) их несли в конусообразных корзинах (килта) "почтовые бегуны", менявшиеся каждые десять километров. В сезон работало до 250 таких почтальонов-носильщиков, обычно переносивших до 18 кг фруктов в пяти упаковках. В Палампуре все это перегружалось на почтовую повозку и доставлялось либо в Симлу, либо вниз в Патханкот.

В ноябре 1966 г. долина Кулу вошла в состав штата Химачал-Прадеш, объединившего горные районы Пенджаба, а город Кулу стал центром дистрикта (округа).

Долина начинается в маленьком поселке Ауте, на северном конце ущелья, пробуравленного Беасом в хребте Дхаула Дхар. Почти напротив на высоте 957 метров расположена деревня Ларджи, считающаяся лучшим местом для форелевой рыбалки. Рядом в Беас с грохотом впадают два его притока Саиндж и Тиртхан. Вверх по долине около Панарсы действует "немецкая кроличья ферма", занятая и производством изделий из ангоры.

Следующий населенный пункт - деревня Баджаура. В далеком прошлом она была крепостью на границе между княжествами Манди и Кулу. Единственные ее зарисовки напечатаны в книге Дж.Колверта "Вазери Рупи", опубликованной в 1873 г. К нашему времени развалины крепости полностью растащили на стройматериал. До сооружения в 1926 г. дороги Манди - Ларджи через нее шел главный торговый путь с равнины. Он проходил по перевалу Дулчи (на высоте 2028 м), самому низкому из ведущих в долину Кулу и единственному, который не замерзает зимой. В мифологические времена в Баджауре находилась обитель - ашрам отшельника Шринги-риши. В эпосе "Рамаяна" рассказывается, что именно он священнодействовал во время жертвоприношения путрешти-яджна, устроенного царем Дашаратхой, в результате которого у последнего родился божественный принц Рама, седьмое воплощение (аватара) бога Вишну на бренной земле.

В августе 1820 г. через перевал Дулчи в долину проникли первые англичане Уильям Муркрофт и Джордж Требек. Они направлялись торговать в Бухару через Лахул и Ладакх. Оба умерли, возвращаясь в Индию, но оставили подробные описания здешних мест.

Храм Башешвар-махадео (Хозяина Вселенной) расположен метрах в двухстах от Баджауры между шоссе и Беасом. Он посвящен богу Шиве и является самым крупным каменным храмом долины. Датировка его вызывала многолетние споры: приводились аргументы в пользу его строительства между VII и XI веками, но в последнее время все чаще называется XI век. Квадратный однопалатный объем храма завершен невероятно толстым шикаром, увенчанным солнечным диском, который английский археолог Харкорт сравнивал со сплющенной дыней. Все его фасады покрывает орнаментальная резьба. Часть ее была разрушена во время набега соседнего кангрского князя Гхаманд Чада в 1769-1770 годах. Со стороны реки внутрь ведет низкая дверь с высоким порогом, оформленная резными пилястрами. С ее внутренней стороны расположены две женские статуи, которые П.Четвод называет речными богинями Гангой и Ямуной, но которые больше похожи на обыкновенных небесных нимф - апсар. В середине маленькой комнаты гарбагрихи установлен лингам, как обычно опирающийся на лотос - йони. Ниша южного фасада украшена барельефом слона Ганеши, западного - Вишну и северного - восьмирукой Дурги в роли Махишамардини (т.е. убивающей Махишу), попирающей демонов Сумбху, Нисумбху и буйвола Махишу и попутно поражающей их разнообразными орудиями.

В Бхунтаре через Беас перекинут металлический подвесной мост, который называют Дафф-данбар. Шотландец Дафф Данбар, служивший помощником лесничего в долине, получил наследство от своих родст¬венников и решил сделать нечто доброе, чтобы увековечить память о своей работе в Кулу. Выбор пал на строительство моста для паломников, направлявшихся к горячим источникам в Маникаран. Балки и стальные тросы стоимостью 50 тыс. рупий были доставлены из Англии, но наследства не хватило, и достраивала мост колониальная администрация после многолетних проволочек. После землетрясения 1905 г., о котором придется еще не раз упоминать, и наводнения 1947 г. мост пришлось перестраивать, и сегодня мало кто помнит, что это мост Даффа Данбара.

В 800 метрах выше моста в Беас впадает его самый крупный приток - река Парбати. Так местные жители произносят имя Парвати, супруги всемогущего Шивы. Русло ее поначалу проходит по узкому ущелью, по откосам которого растут кусты идигоферы и барбариса. В одном месте переброшен деревянный мост традиционной конструкции (сангха): стволы сосны или кедра складываются в несколько слоев, образуя пирамиду, упирающуюся в оба берега и огражденную поверху перилами. За деревней Шат построен более надежный подвесной металлический мост.

У следующей деревни Джари, в 19 км от Беаса, горы отступают от реки, а на севере открывается вид на снежную гряду Барагарх. Меньше чем в километре от деревни на противоположном берегу вырастает "черная гора", поднимающаяся на 3600 метров. Мимо нее приток Парбати ведет вверх к деревне Малана, расположенной под одноименным ледником и знаменитой своим богом - деватой Джамлу и необычными нравами. От шести до восьми месяцев в году Малана на высоте 3150 метров отрезана от окружающего мира.

Население ее даже по внешнему виду отличается от обычных жителей долины: резкие черты лица, узкие глаза, бронзовая кожа. Язык их также существенно отличается от говоров долины Кулу и, как утверждают, представляет собой смесь санскрита с лахульским и киннаурским диалектами химачали. Рассказывают, что когда-то Маланой правил злобный демон. Ее жители призвали Джамлу на помощь. Тот победил демона, который, однако, успел произнести свое заклинание, что маланцы по-прежнему будут говорить на ракшасе, или языке демонов, непонятном окружающим. По другой легенде, маланцы происходят от греческих воинов Александра Македонского, поселившихся в здешних краях после того, как их полководец покинул Индию. В подтверждение этой версии приводят изображенные на нескольких домах деревянные рельефы солдата, полностью - почти до колен - закованного в кольчугу, в то время как индийские воины носили кольчугу только до пояса.

В деревне нет ни одного храма, посвященного непосредственно Джамлу; есть лишь храм его супруги Нарой. Но слава об этом боге распространилась далеко. Рассказывают, что однажды в Малане появился некий брахман, который посмел утверждать, что ему все известно о местном божке. Более того, в подтверждение своего всезнания он совал свиток с соответствующими записями. Поскольку местные жители читать все равно не умели, они предложили ему отнести свиток в сокровищницу Джамлу и посмотреть, что из этого выйдет. В сопровождении деревенского жреца - пуджари брахман отправился на аудиенцию с богом. Когда, наконец, его вытащили из сокровищницы, он не только потерял дар речи, но и оказался парализованным. Таково могущество Джамлу.

Этот бог является и главным судьей деревни, хотя и осуществляет правосудие через своего жреца - гура. Но к богу обращаются лишь в крайнем случае, скорее как к апелляционному судье. Посреди деревни стоит большая платформа, сложенная из каменной плитки. Она называется харша и служит местным судом. Дома с одной стороны платформы образуют "судебный участок" Саурабхед, с другой стороны - Дхарабхед. Мелкие споры решаются старейшинами внутри участка, для споров покрупнее или между семействами в разных участках на харше собирается суд из 16 старейшин - кармиштов, по восемь от каждой стороны деревни. Если и они не приходят к справедливому решению, дело передается в руки божьи. К двум деревьям рядом с платформой привязывают по овце, купленной истцом и ответчиком. Вскрываются бедра несчастных животных и в них вводится смертельный яд. Чья овца умрет первой, тот и виноват. Виновный же должен устроить пир для всей деревни. Поскольку на пиру съедается все та же отравленная овца, это ведет к массовым отравлениям. Разбор деревенских ссор оплачивается поднесением богу барашка, козы или браги - лурги.

Вокруг судебной платформы, да и в других местах деревни стоят многочисленные камни, которым поклоняются маланцы. Они считают, что эти камни принадлежат Парашураму, или Раме с топориком, шестому воплощению - аватаре бога-хранителя Вишну. Если чужой человек ненароком коснется такого камня, с него берут "штраф" никак не менее 200 рупий.

На конце деревни стоит всегда запертый большой деревянный храм с довольно необычной по орнаменту резьбой. Под балконом на его фасаде виднеется голова то ли оленя, то ли другого зверя. В храме хранится небольшая конная статуя могольского императора Акбара. Рассказывают, что его слуги как-то отняли две монеты у паломника, который принес их из Маланы. В результате этого императорская казна была заражена, а у самого Акбара началась проказа. Уверовав в могущество Джамлу, император намеревался лично явиться в Малану, чтобы поклониться этому богу, но в конечном итоге ограничился посылкой сюда собственной статуи, которой во время праздников поклоняются наравне с деревенскими девата. Однако внутрь здания могут войти только его жрецы.

Говорят, что жители Маланы никогда не моются. Но особенно необычны их матримониальные нравы. Каждый ладо-молодец может жениться на лади-девушке без всяких обрядов, заплатив всемогущему Джамлу 20 рупий. И жениться он может столько раз, сколько у него есть денег, чтобы заплатить храму. Точно так же любая женщина может многократно менять мужа, если только найдет нового кандидата с указанными деньгами.

В деревне Чхалал на правом берегу Парбати сохранилась священная роща деревьев шишам, или дальбергии. В середине земляной платформы, служащей предметом поклонения, занимался медитацией отшельник Джамдаган-риши, который впоследствии был отождествлен с маланским богом Джамлу. Имя этого мыслителя является искажением от Джамад Агни, упоминаемого в средневековой "Вишну-пуране" и отправившегося в Гималаи в поисках душевного спокойствия. С помощью такой частой в здешних краях манипуляции брахманы вполне естественным образом включили явно языческого божка Джамлу в пантеон классического индуизма.

От Джари около 12 км до главной достопримечательности долины Парбати - горячих источников в Маникаране, история которых дала название и самой реке. Рассказывают, что перед купанием в реке Парвати сняла серьги (маникаран) и оставила их на берегу. Выйдя из воды, она обнаружила, что их украли. Разгневанный супруг Шива зарядил на поиски целую когорту младших богов-девата, которые достигли подземного царства Патала. Когда правитель его змей Шеша был подвергнут обыкновенному допросу, он пришел в такое негодование, что припрятанные им божественные сережки выстрелили из его ноздрей и, пробив землю, оказались в руках у хозяйки. С тех пор сквозь отверстия, проделанные серьгами, непрерывно подается кипяток из подземного царства.

Уже при подъезде к деревне видны столбы густого пара. Вокруг главного из источников (их больше десятка) построена довольно безвкусная гурудвара, которая и служит местом паломничества не только сикхов, но и индусов. Во дворе, замощенном почти раскаленными каменными плитами, устроен бассейн для омовений, в который подается вода одновременно из горячего и холодного источников, что делает температуру вполне сносной. Кипящий же источник - квадратная бетонная раковина размером не более метра - находится прямо перед входом в гурудвару. На этой естественной плите готовят рис, бобы, овощи для общественной столовой - лангара: глиняные или бронзовые горшки с продуктами просто ставят в раковину и накрывают камнями, чтобы они не всплывали на поверхность. Готовые кушанья раздаются всем желающим бесплатно, но перед едой лучше оставить какие-то деньги в качестве пожертвования в самой гурудваре. С другой ее стороны расположен треугольный, также бетонный, бассейн для омовения женщин.

В Маникаране есть несколько других храмов, вряд ли заслуживающих внимания. Более интересны ванны для стирки, к которым тоже подведен кипяток из источников. Есть и крытый "бассейн" для омовений в дождливую погоду. Утверждают, что серные воды Маникарана, содержащие к тому же радиоактивные изотопы, очень помогают от ревматизма, но отсутствие под рукой ревматиков не позволило провести эксперимент.

В середине 60-х годов П.Четвод писала, что жрецам Маникарана принадлежит ценнейшая средневековая рукопись "Кулантхапитха-махатмья", считающаяся частью весьма почитаемой "Брахмананды-пураны". Название рукописи, как уже отмечалось, означает "конец обитаемого мира", а посвящена она географии долины Кулу, или Кулантхапитхи, и похождениям канонических индусских богов в этих краях. Попытки отыскать эту рукопись или какие-либо известия о ней спустя полвека успеха не принесли.

Следующая деревня вверх по Парбати - Учейх - когда-то была центром серебряных копей князя Кулу, а вся верхняя часть долины носит название Вазир Рупи, т.е. серебряная провинция. Когда англичане в 1852 г. окончательно лишили династию Кулу владельческих прав, они отвели ей Вазир Рупи в качестве наследственного джагира (поместья). Добыча же серебра прекратилась гораздо раньше из-за вздорного нрава последнего правящего князя Аджит Сингха (1816-1841 гг.). Однажды разгневанный раджа призвал пред свои очи Хукму и Гехру, то ли хранителей архива, то ли начальников канцелярии, и приказал немедленно обезглавить их. Жены их имели, однако, поручение сразу сжечь все казенные бумаги, если с мужьями случится что-то недоброе. Так был утерян секрет извлечения серебра из местной руды. В 1870-х годах англичане попытались возобновить добычу, но это оказалось слишком накладно, особенно с учетом стоимости транспортировки.

В 16 км за Маникараном лежит деревня Пулга. В центре ее стоит деревянный индусский храм с вогнутой двускатной крышей, напоминающей мансарду, и открытой верандой по всему периметру, завершенной широким карнизом из сланцевых плиток. Неподалеку старинная башня, сложенная из чередующихся слоев кедровых балок и каменной кладки без раствора. По ее второму этажу проходит деревянный балкон. В этом сооружении хранится храмовая утварь, в том числе музыкальные инструменты, употребляемые лишь в храмовый праздник деваты и в дни Дассейры. Деревня Баршаини, в 5 км от Пулги, раз в год служит местом встречи одного из самых таинственных богов долины Кулу - Джамлу из деревни Малана - со своим старшим братом Гьепхангом Ла, проживающим на одной из двух вершин горы Гьепханг в заоблачном Лахуле. Обе статуи на паланкинах - ратхах - доставляют из родных мест для совместного купания в Парбати.

Самая верхняя часть долины этой реки с деревней Кхирганга, отстоящей от берега километра на три, лежит на высоте около 2700 метров. В ней расположен еще один серный источник, но не такой горячий, как в Маникаране. Из верхнего бассейна вода сквозь разинутую пасть лепной пантеры поступает в нижний. Рядом лингам Шивы и вцементированный в пол трезубец того же бога.

Вернемся, однако, на главную дорогу вдоль Беаса. Между Бхунтаром и Кулу высоко на левом берегу Беаса возвышается храм Биджли-махадео, или молнии (2438 м). Над ним установлен 18-метровый металлический шпиль, в грозу собирающий все молнии в округе. Когда молния ударяет в храм, она разносит на куски расположенный у основания шпиля лингам Шивы. Пурохит-жрец собирает эти куски и покрывает их маслом. Затем лингам восстанавливается и ждет следующего удара молнии.

В деревне Шамши, в 5 км от Кулу, мастерская лесного департамента выпускает деревянные игрушки и резную химачальскую мебель. Здесь же создано отделение политехнического института.

Городок Кулу, в прошлом столица княжества, лежит на высоте 1200 метров. Его южная, более современная часть называется Дхалпур. Ее композиционным центром служит просторная площадь-майдан того же названия, вокруг которой сосредоточиваются административные учреждения, гостиницы и другие лучшие дома городка. Вокруг майдана растут вековые кедры. В южной части площади находятся, в частности, Мера-лодж, о которой с восторгом пишет П.Четвод, гостиница "Биджлешвар", или властелин молний, курортный клуб Кулу и небольшие гест-хаузы с названиями типа "Фантазия" или "Са Ба". Одна из гостиниц носит странное для русского слуха название "Шобла". К северу от майдана тянется Дхалпур-базар, который в конце резко обрывается вниз к горной речке Сарвари, впадающей в Беас.

На другом ее берегу начинается главная торговая улица Акхара - базар с многочисленными лавками и дачного типа гостиницами "Кулу", "Нарин", "Кайлаш" или "Ньюмен". Над ней на склоне горы раскинулся Султанпур, ставший столицей княжества Кулу при радже Джагат Сингхе (1637-1672 гг.).

Здесь расположен дворец Рупи, до сих пор принадлежащий потомкам князей. К нему ведут темно-красные ворота, увенчанные криволинейной крышей и многочисленными беседками. Начало строительства дворца относится к середине XVII века. Прямоугольный внутренний двор окружен двухэтажными палатами, по периметру которых проходят лоджии с резным деревянным парапетом.

В следующем дворе, именуемом Шиш-махал, или Зеркальный дворец, когда-то жила любовница князя. Перед ее апартаментами стоит низкая широкая веранда с зубчатыми арками. Межарочные проемы и своды оформлены медальонами с росписями, изображающими борьбу Рамы и Лакшмана с демоном Раваной, божественного пастуха Кришну с коровами, рыбу Матсья - воплощение бога Вишну, - спасшую святые книги веды от всемирного потопа, и, наконец, священную корову Дхангу, которая поит молоком святых-садху. На противоположной стороне двора когда-то помещалась фреска богини Трипура Сундари, сидевшей на коленке своего пятиглавого супруга Шивы, но эту великолепную фреску передали в Национальный музей в Дели. Княжеский храм суровой богини-матери Кали, относящийся к XVIII веку, построен в могольском стиле. Индусов из низших каст, а также иноверцев в него не пускают.

Храм главного бога долины Рагхунатха (одно из имен божественного принца Рамы, героя эпоса "Рамаяна") расположен в низком и протяженном здании, крытом пластинами из сланца. Появление этого бога в долине связано с необычными обстоятельствами. Один из местных князей вознамерился завладеть тремя фунтами жемчужин, принадлежавших брахману Дурга Датту, который жил в деревне Типри в долине Парбати. По пути на поклонение в Маникаран князь потребовал эти драгоценности. Его заверили, что на обратном пути он их получит. Но по возвращению правителя брахман, запершись в доме, сжег себя, свою семью вместе с домом. Сдирая с себя куски кожи и бросая их в огонь, несчастный брахман восклицал: "Вот тебе жемчуга!" Поскольку нет тяжелее вины, чем загубить жизнь брахмана, с князем начались уже знакомые неприятности: еда его превращалась в клубок червей, а питье в кровь.

Другой брахман Кишан Дасс Пайхари, живший в Нагаре, подсказал единственный выход из такой ситуации: отдать все княжество богу Раму. Его ученик Дамодар из Сукета в 1651 г. привез в долину статую Рама, украденную в одном из храмов в далекой Айодхье, на родине этого бога. Князь Джагат Сингх провозгласил Раму правителем Кулу, водрузив его статую на собственный трон. Княжеская же династия продолжала рассматривать себя лишь в качестве наместников, управляющих долиной по поручению бога.

В действительности за насаждением культа Рагхунатха - Рамы в XVI-XVII веках стояла острая политическая борьба между раджпутскими князьями Кулу и местными тхакурами-племенными землевладельцами. Пытаясь подорвать влияние племенной верхушки, князья всячески пропагандировали культ Рамы в противовес местным божкам - девата, на авторитет которых опирались тхакуры. В конце концов тхакуры были вынуждены признать верховенство князя, а их девата - верховенство Рагхунатха. Идеологом нелегкой борьбы за насаждение вишнуизма в долине и был брахман Кишан Дасс, который придумал ритуал поклонения деревенских богов Рагхунатху.

Именно поэтому в храме Рагхунатха начинается действо главного праздника долины - Дуссейры, или Дашеры, т.е. десяти ночей, посвященного победе Рамы над демоном Раваной, борьба между которыми и служит стержнем сюжета эпоса "Рамаяны". Местные жители называют этот праздник "дашет-хера", т.е. "убили демона". Праздник продолжается в долине ровно неделю, а не десять дней. В отличие от равнины начинается он с опозданием в десятый день растущей луны, день Виджай Дашми, или победы над демонами, когда по всей Индии этот праздник уже завершается. Здесь нет ни традиционных представлений балетных сцен из "Рамаяны", ни красочного сожжения чучел демона Раваны и его родственников. Дассейра в Кулу посвящена гораздо более конкретным сюжетам. Она отмечает верховенство Рамы-Рагхунатха над местными богами, кроме странного Джамлу, а в более философском плане - победу вишнуизма над ранее господствовавшим в долине нага-шиваизмом, поклонением Шиве и богу-змее Нагу. И то, и другое имеет не столь уж долгую историю где-то с первой половины XVII века.

В дни Дуссейры все боги долины (по разным оценкам - от 150 до 350 девата) прибывают в Кулу, дабы поклониться Раму-Рагхунатху. Лишь святой отшельник Вашишта, обучавший Раму в дни его отрочества, и непредсказуемый и коварный Джамлу освобождены от этой повинности. В связи с оскудением деревенских храмов после прекращения государс¬твенных дотаций им и ликвидации помещичьего землевладения с 60-х годов доставка деревенских богов - девата - на Дассейру финансируется за счет департамента туризма.

Первой в Кулу прибывает богиня Хадимба из Манали. На ночь она останавливается у моста Рамшила в самом северном конце Акхара-базара. На следующий день князь с утра засылает к ней гонцов и приглашает во дворец. К вечеру здесь собираются все девата долины. Первой на паланкине в сопровождении оркестра прибывает богиня Трипура Сундари (Дурга) из городка Нагар. За ней, предшествуемая еще одним оркестром и раздетым по пояс и неимоверно обросшим гуром (хранителем), появляется Хадимба-деви. Ее поклонники подбрасывают вверх ягненка и затем ловят его.

После торжественного приема князем всех девата паланкины с их статуями направляются в храм Рагхунатха и затем сопровождают этого бога через весь город на центральную площадь Дхалпур. Перед бронзовой статуей Рагхунатха, установленной на трехосной деревянной колеснице, шествует князь в парадной форме. Прибыв на майдан, деревенские боги по очереди кланяются своему повелителю. По окончанию этой церемонии Рагхунатха ставят на колесницу и под предводительством князя тащат на веревках в противоположный конец площади, где для каждого бога устраивается собственный алтарь-бивак. Перетягивание Рагхунатха на канатах считается одним из самых благостных обрядов долины.

Затем приходит черед поклонения верующих, которое происходит в форме танцев и песен. Местные танцы - натти, подразделяемые на 14 видов (медленные ласья, быстрые тандава, чандраули, сопровождающий колесницу Рагхунатха во время Дуссейры, лудди и бантхара, изображающие танцы Кришны с пастушками и т.п.) могут продолжаться часами. Во время современных конкурсов на Дассейру танцорам отводят, однако, лишь по десять минут. Инструменты местного оркестра включают трубу - шахнаи, барабаны дхол, нагара или дхолак, флейту-карнал и тарелку-бхана, причем возглавляет оркестр трубач. В последующие дни устраиваются парады богов, торжественно переносимых по площади. Регулярно проводятся соревнования борцов, а по ночам - шествия с лампами и факелами.

Вокруг святилищ кипит торговля с сотен лотков и повозок. Местные ремесла включают прежде всего производство шерстяных шалей. Шали с орнаментом и цветами принесли сюда в начале XIX века ткачи, переселившиеся в долину из Бушехара. Они до сих пор называются бушехарскими шалями. Более грубая разновидность называется патту, которые используются также как одеяла. Обычное патту местные женщины носят вместо сари, закрепляя его концы на груди с помощью серебряных брошек-бумини и привязывая к талии с помощью куска ткани-гачи. Похожие на тюбетейки, однако с плоским, одноцветным верхом "кулу-кэпс" давно стали наиболее популярным мужским головным убором по всему Химачал-Прадешу. Местные умельцы производят также патти, узкие куски твидовой материи, употребляемые на длинные пальто; намдас из валяной шерсти; пулланы, похожая на домашние тапочки обувь из волокон бханга на подошве и козлиной шерсти в виде верха; корзины-патари из ветвей высокогорного бамбука - наргала и конусообразные корзины - килта. Особенно широко идет в ход местная брага - лурги. Вообще в долине в отличие от большей части Индии пьют по-черному, как и полагается настоящим горцам. Нетвердо передвигающиеся фигуры на вечерней дороге - зрелище нередкое и опасное для автотранспорта.


Окончание ниже...
Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 15-05-2007, 19:39    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

... окончание.

Цитата:
http://www.india.ru/how/guides/kulu/kulu.shtml

Колесница стоит на майдане до самого конца праздника. В его предпоследний день устраивается девата-дарбар, или прием богов. Во время него мудрецы-брахманы излагают внимающим толпам прогноз на следующий год, продиктованный самими богами.

Заканчивается Дассейра сожжением травы, символизирующим Ланка-дахаг, или покорение Шри-Ланки принцем Рамой. В качестве компромисса между вегетарианским Рагхунатхом и кровожадными деревенскими девата, явно тяготеющими к богу Шиве, князь приносит "пятерную жертву" его супруге Дурге. Богине жертвуют буйвола, козу, петуха, рыбу и речного краба, причем буйвола князь должен забить мечом с одного удара, что требует немалых усилий.

В километре от городка, рядом с гостиницей "Эмпайр", разместился медитационный центр йоги; в четырех километрах - храм Деви Джаганнатхи на высоте 1,5 тыс. метров, от которого открывается великолепная панорама города и Беаса с долиной.

В трех километрах от города находится еще один семейный храм князей. Он посвящен Неоли-рани, старшей жене одного из князей, оказавшейся бездетной. Убедившись в этом, раджа взял молодую жену из раджпутского клана Чауханов. Когда та забеременела, старшая княгиня предсказала, что родится девочка, которая умрет. Так и случилось. В следующий раз Неоли-рани напророчила рождение мальчика, которому тоже суждено умереть. И это пророчество исполнилось. После этого молодой княгине было нетрудно убедить мужа в том, что его первая жена - натуральная ведьма, от которой необходимо срочно избавиться.

Вместе со слугой и служанкой Неоли-рани отвезли в долину Рамгхар недалеко от Манди, куда по ночам приходил великан-людоед. Как только он появился, находчивая княгиня надрезала палец и окропила руку людоеда собственной кровью, побратавшись с ним таким образом. "Теперь я не могу тебя съесть, так как мы брат и сестра", - сказал великан и отбыл восвояси. Обнаружив наутро живую и невредимую жену с челядью, князь приказал закопать ее живьем. Но и это не смутило рани. Она ответила: "Если ты закопаешь меня на 12 лет, я все равно останусь жива". Поколебавшись, князь исполнил, однако, свою угрозу.

Прошло несколько лет, и к правителю Кулу явился сам бог Джахани-махадео. Он подтвердил, что если откопать покойницу через 12 лет, то она действительно выйдет из могилы живой. Тогда люди станут молиться Неоли-рани как богине и никто не будет поклоняться самому Джахани. Чтобы устранить конкурентку, бог предложил копать через десять, а не двенадцать лет. Так и поступили. Неоли-рани была мертва, но продолжала являться мужу во сне. Как только он подносил ко рту еду, она кишела муравьями; как только принимался пить - вода обращалась в кровь. Перепуганный князь возвел убиенную супругу в ранг богини и выстроил храм в ее честь. После этого она в последний раз явилась ему во сне и объяснила, что если князь ежеутренне будет являться в ее храм и причащаться освященной водой, то кошмары с питанием прекратятся.

Алтарная статуя Неоли-рани дополняется статуями ее слуги и служанки, установленными по обеим сторонам от входа в храм.

Периодически княгиня через своего гура (хранителя) "выражает пожелание" посетить свой старый дворец. Тогда статую на несколько дней переносят в княжескую гостиную.

На выезде из Кулу вовсю разыгрались уже современные религиозные фантазии. У реки на платформе возлежат статуи львов и взвивается вверх индусский флагшток. Чуть дальше столь же аляповатый однокомнатный храмик под шикаром, расписанный неимоверным орнаментом. После изящных древних храмов - это как холодный душ.

Деревушка Бабели в 9 км за Кулу делает первые шаги в области туристского бизнеса. Здесь расположен гест-хауз "Майюр", рекламируемый чуть ли не по всей дороге. Отсюда начинается почти сплошная полоса яблочных, грушевых, персиковых и вишневых садов. Чуть не доезжая до деревни, на самом берегу Беаса поставлен храм с несколькими лепными статуями и конусообразным шикаром, совершенно не вписывающийся в общую обстановку долины. Религиозная модернизация, как и всякая другая, имеет свои издержки. Следующий населенный пункт - Райсон - находится в 13 км от Кулу на высоте 1433 метра. Перед въездом в него на противоположном левом берегу Беаса еще один впечатляющий водопад. На берегу Беаса стоит туристский лагерь - восемь деревянных хижин с местным колоритом. В самой деревне сохранился любопытный деревянный храм с двускатной крышей и высоким аттиком. Восточнее Райсона в горах шумит один из крупнейших водопадов долины: его высота достигает 100 метров.

Еще в шести километрах - Катрайн, расположенный посредине между Кулу и Манали на высоте 1463 метра. Это еще один из самых садовых поселков долины. Слева при въезде в него раскинулся большой розарий, а справа - изящный каменно-деревянный дом с необычно большими наличниками окон первого этажа и крохотными оконцами деревянной веранды второго, опирающегося на мощные столбы, вытесанные из цельных стволов кедра. За Катрайном горная тропа поднимается к храму Дхумалдео-ка-мандир, расположенному на высоте 3610 метров среди снегов. За ним находятся водопады высотой около 140 метров. Но это уже прогулки для опытных и смелых.

Форелевое хозяйство в соседнем Патли-Куле (2 км от Катрайна) ведет свою историю с 1909 г., когда английский чиновник Хаувелл завез форель в долину. Рыба, которую содержат в больших бетонных ваннах с проточной водой, прыгает навстречу потоку воды, поступающему из трубы вместо горного потока. От развилки в Патли-Куле дорога ведет мимо современного храма со статуей сине-синего Шивы во дворе, столь же большой, как и безвкусной, и через мост на Беасе к городку Нагар, что по-хинди означает просто город.

С начала XVI до середины XVII века он был столицей долины. Сразу за мостом метрах в 200 ниже по реке сохранились развалины первого форелевого питомника, давно заброшенного. Из Нагара, расположенного довольно высоко (1768 м) на восточном склоне долины, посреди обширного амфитеатра, открываются лучшие панорамы снежников на западном склоне и хребта Барагарх (Большой горы) за восточным склоном.

Местный замок был, как считают, построен князем Сидх Сингхом в самом начале XVI века и в течение полутора столетий, до перевода столицы в Кулу, служил княжеской резиденцией. По одной версии, камень для строительства был привезен из крепости Барагарх, располагавшейся на хребте над Нагаром, по другой - цепь рабочих передавала готовые блоки от развалин дворца Гархдхак, расположенного ниже. Впоследствии он использовался как летний дворец князей, пока Гьян Сингх в 1846 г. не продал его за бесценок первому английскому помощнику комиссара (главе колониальной администрации долины) майору Хею. Тот перестроил северное крыло, оснастив его невиданными в здешних краях лестницами (вместо них местные жители использовали пандусы) и дымовыми трубами, а затем с большой выгодой перепродал его государству. Здание использовалось как помещение суда и квартиры для заезжих чиновников. В годы независимости часть его занимала школа, перенесенная теперь метров на 30 выше по горе. С 1970 г. департамент туризма открыл здесь гостиницу, которая так и называется "Кастл", или "Замок".

Как и многие традиционные постройки долины Кулу, замок сложен из чередующихся слоев деревянных балок и каменной кладки без раствора. Подобная конструкция преследовала и чисто инженерные цели в условиях высокой сейсмичности этого района. Отсутствие раствора между каменными плитами позволяет стенам во время землетрясения не противостоять подземным толчкам, а колебаться вместе с грунтом, не разрушаясь. Полированные каменные плиты просто скользят по поверхности друг друга. Как и многие другие постройки в местном стиле, замок выстоял во время очень сильного землетрясения 1905 г. Пришлось лишь заменить его каменно-плиточную крышу на современную железную.

Первый внутренний двор, перестроенный Хеем в середине прошлого века, двухэтажный. По его периметру установлены статуи местных богов - девата, собранных по всей долине. В переходе ко второму двору образцы химачальских ремесел и музыкальных инструментов, в том числе огромная труба. Во втором дворе стоит маленький храм Джагти Патт - комната с низким потолком и узкой дверкой. Почти в центре ее лежит неровная каменная плита. Говорят, что молодая жена одного из князей, выросшая в горной деревне, никак не могла привыкнуть к фешенебельной, по ее представлениям, жизни в замке и очень скучала по родным местам. Тогда все боги-девата долины превратились в пчел и принесли ей плиту из этих мест, от основания Рохтангского перевала. Со временем камень тоже стал божеством, весьма почитаемым местными жителями. Английский помощник комиссара, позволивший надсмеяться над камнем, скончался, как утверждают, в течение недели после этого неосмотрительного поступка.

Рассказывают, что по ночам по замку бродит привидение другой княжеской жены. После представления то ли борцов, то ли музыкантов в главном дворе замка князь обратился к самой молодой из своих жен с вопросом, кто из участников представления ей больше всего понравился. Княгиня указала на одного из молодых людей, который был немедленно заподозрен в любовной связи с ней и тут же обезглавлен на ее глазах. В ужасе молодая женщина выбежала на веранду и бросилась в пропасть. Невиновность молодой княгини подтверждается тем фактом, что тело ее, едва коснувшись земли, немедленно обратилось в камень. Но призрак все-таки бродит и особенно опасное место - это гостиничный номер 103, около дверей которого и произошло это трагическое событие.

Внизу храм Гауришанкара, или бога-разрушителя Шивы (Шанкара) и его супруги Парвати (Гаури), завершенный тучной резной пирамидой-шикаром. Он относится к XI-XIII векам. В алтаре установлены статуи божественной четы. С утра служительница храма раздевает их, обмывает, намазывает душистыми маслами и наряжает в парадные ярко-красные одежды. К ногам богов кладутся свежесорванные горные цветы и горшки с вареным рисом. Вечером следует переодевание богов в ночные рубашки.

В двухстах метрах ниже замка на склоне горы в четыре ряда стоят барселы, памятные камни на местах сати - обряда самосожжения княжеских жен в погребальных кострах своих повелителей. Довольно примитивная резьба по камню в "народном стиле" изображает шеренги жен, служанок и наложниц, сидящих ниже князя. В юго-восточном углу замка, на противоположной стороне дороги стоит храм Нарсингха, который А.Ф.П.Харкорт относит к "швейцарскому" стилю, или стилю шале. На высоком каменном подклете установлен деревянный второй этаж чуть большей площади, который перекрыт двускатной крышей.

Храм Вишну, стоящий почти сразу за замком, выделяется большим, но совершенно безвкусным шикаром. Местное нововведение состояло в том, что над шикаром установлен своего рода каменный зонт-крышка. Храм этот напоминает о безуспешных попытках Джагат Сингха (1637-1672 гг.) отучить местное население от кровавых жертвоприношений и заменить их поклонением беззлобному богу-хранителю. Рама - седьмое воплощение, аватара бога Вишну стал, как уже говорилось, главным богом долины, но прекрасно ужился с многочисленными местными божками, по-прежнему требовавшими приносить им в жертву коз, баранов, петухов и т.п.

Храм Трипура Сундари, или красавицы трех миров, посвящен богине-матери Дурге. Построен он из кедра в виде пагоды. Считается, что храмы-пагоды были принесены в долину из Непала. Некоторые ученые настаивают, однако, на их равнинном происхождении и утверждают, что они появились в Гималаях еще в эпоху императора Харши (606-647 гг.). В отличие от непальских храмов верхний ярус Трипура Сундари круглый, а не квадратный, а нижние этажи разделены между собой деревянными колоннами, придающими всему зданию более "воздушный" облик.

Рядом местные красавицы стирают теплую одежду по-химачальски. Под струей из сбегающего с ледника ручья, заключенного в бетонную трубу, ставится корыто. В него кладется одежда, и хозяйка в ритме танца начинает усердно утаптывать тулупы и полушубки ногами. Если этим занимаются несколько женщин сразу, да еще есть посторонние зрители, весь процесс приобретает совершенно спортивный характер.

Справа от дороги метрах в 150 выше Нагара сохранились развалины древнего города Тхава. Посреди его стоит храм Мурлидхара, или Кришны, играющего на флейте. Он относится к типу храма с шикаром и серьезно пострадал во время землетрясения 1905 г. Кроме этих широко известных храмов в Нагаре есть еще несколько храмиков поменьше, явно деревенского типа: Мушаре, Джхири и Бхутани. Говорят, что от храма Джхири когда-то шел подземный ход до самой долины Парвати и что он тоже был уничтожен в 1905 г.

Почти на самом верху Нагара находится усадьба выдающегося русского художника, ученого-востоковеда и путешественника Николая Константиновича Рериха (1874-1947 гг.). Впервые он приехал в Индию в 1923 г., спустя пять лет приобрел усадьбу и провел здесь последние 18 лет своей жизни. Главный дом усадьбы построен в 1880-х годах английским полковником Ренником, крупным землевладельцем и самым влиятельным из британских поселенцев в долине. Англичане называли усадьбу "The Hall". Впоследствии она перешла к князю Манди, а в конце 20-х годов была приобретена Н.К.Рерихом, который оставил ее в наследство своему сыну художнику Святославу.

Сегодня дом Рериха находится на попечении сестры Урсулы Айхштадт, женщины совершенно необыкновенной судьбы. В течение многих лет эта полная неистощимой энергии и чувства юмора монахиня, родившаяся в Германии, работала в самых отсталых "неприкасаемых" племенах в индийских штатах Орисса и Карнатака, усыновила двух сирот из этих племен, обучающихся сегодня в Европе, а с 1990 г. по поручению Святослава Николаевича Рериха взяла на себя текущие хлопоты об усадьбе в Кулу. В декабре 1991 г. был создан Международный мемориальный трест Рерихов, целью которого является восстановление музея-усадьбы с перспективой создания в ней российско-индийского исследовательского центра. Вход в имение отмечен доской мемориального треста с эмблемой из трех кругов, символизирующих искусство, науку и литературу.

Самая ценная часть усадьбы - это, конечно, картинная галерея Рериха. По бокам от входа в нее установлены раджпутские статуи, привезенные из Раджастхана. С площадки перед главным домом открывается вид на Беас и долину богов. Рядом статуя одного из самых почитаемых богов-девата долины. Его зовут Гуго Чаухан, один из первых раджпутских завоевателей этих мест.

При входе в галерею, как и положено в индусском храме, снимают обувь. В трех ее залах 35 картин гималайского цикла Николая Рериха. Краски его полотен, до сих пор остающиеся загадкой, кажутся совершенно нереальными, фантастическими. Но именно в Кулу убеждаешься, что Гималаи именно такие, какими их изобразил художник. Видный индийский искусствовед, основатель Чандигархского музея М.С.Рандхава писал, что краски картин Рериха "кажутся преувеличенными только людям, которые живут на пыльных равнинах, но тем, кому довелось путешествовать на больших высотах, известно, сколь ярки могут быть цвета на восходе и закате. На столе портрет Николая Константиновича с Джавахарлалом Неру, выдержки из письма Индиры Ганди о Рерихе: "Нам с отцом посчастливилось знать профессора Рериха, который совмещал в себе современного ученого и древнего монаха". На стене отрывки из переписки с Альбертом Эйнштейном, Рабиндранатом Тагором.

В жилые помещения ведет отдельный вход, минующий небольшую веранду - зимний сад с цветами в горшках и холщевой буддийской иконой тханка. Помещения при входе в дом украшены рогами горных оленей и косуль. В прихожей коллекция тростей, которыми пользовались Рерихи. На открытых стеллажах - образ Николая-угодника, окруженный необычными камнями, найденными в округе.

На первом этаже дома расположена столовая. Посреди большого стола стояла керосиновая лампа с большим оранжевым абажуром. Из-за ширмы слуга Вишну подавал кушания. К столовой примыкает комната для гостей. Сейчас в ней живет сестра Урсула.

С веранды второго этажа открывается еще одна панорама долины. Семья Рерихов любила собираться здесь по вечерам. В небольшой комнате, выходящей на запад, жил профессор Юрий Николаевич Рерих, видный ученый-востоковед. Письменный стол с четырехтомником "Тихого Дона" и "Повестью о настоящем человеке" на английском языке, кровать почти вплотную к столу и полки с книгами. В центральной комнате западного фасада хранились подарки семье Рерихов и находки, сделанные во время путешествий по Тибету и Центральной Азии. В соседней с гостиной комнате находилась спальня, в которой скончался Николай Константинович. Рядом студия его жены Елены Ивановны с многочисленными книгами, принадлежащими, впрочем, следующему поколению - Святославу Рериху и его супруге Девике Рани.

Под горой в липовой роще, посаженной художником, на месте самадхи - кремации - Николая Константиновича установлен большой камень. На нем надпись на языке хинди: "15 декабря 1947 года. 30 числа месяца магх 2004 г. эры Викрам. Великий друг Индии махариши (великий отшельник) Николай Рерих. Последний ритуал был совершен здесь. Ом Рам". На тыльной стороне написано: "Этот камень был привезен издалека". Рядом камень в память матери Девики Рани и, что звучит почти кощунственно, ее любимой собаки.

Дом "Урусвати" в верхней части усадьбы выстроен в типично химачальском стиле. По второму этажу по периметру здания проходит крытая галерея, опирающаяся на столбы. Стоит он в густом лесу на склоне горы. Внизу расположен дом, построенный когда-то английским генералом Осборном, который похоронен в саду рядом с русским доктором Яловенко.

Мимо усадьбы Рериха наверх идет крутая дорога, довольно быстро переходящая в горную тропу.
Здесь лежит путь на перевал Чандрекхани, расположенный на высоте 3600 метров. Всего за 11 км пути тропа поднимается на 1800 метров. На последних километрах дело осложняется густыми зарослями рододендрона. За перевалом начинается спуск к уже упоминавшейся таинственной деревне Малана. Гораздо ближе на той же дороге Н.К.Рерих, как свидетельствует предание, открыл потаенный вход в Шамбалу, счастливую страну с прекрасным климатом и неиспорченными нравами, служащую к тому же главным каналом общения землян с неземными цивилизациями.

В полутора километрах к югу от Нагара на левом берегу Беаса находится усадьба Кутбаи, основанная в начале века Уильямом Генри Дональдом, служившим в долине главным инженером. Свой дом он называл "Манор", или поместье. Позже усадьба была приобретена одним из крупнейших индийских промышленников Г.Д.Бирлой. Часть леса в Кутбаи принадлежит усадьбе Рериха.

От Нагара на север долина, первоначальная ширина которой составляет более полутора километров, постепенно сужается. С гор в Беас сбегают многочисленные потоки. Один из первых по левому нагарскому берегу - это речушка Чхаки с водопадом выше подвесного моста.

В деревне Сарсей, расположившейся в кедровом лесу, сохранился храм Кришны, относяшийся к типу "шикар". Конек крыши другого храма, построенного в стиле шале, украшен тремя железными павлинами.

Восточнее в километре от левобережной дороги рядом с деревней Дашал стоит храм Гауришанкара, сооруженный в IX-X веках.

Однокомнатный храм, установленный на необычно высокой платформе, устремляется вверх 9-метровым шикаром, к счастью, не столь уродливым, как в большинстве других храмов долины. По обеим сторонам от входа с барельефов между резными пилястрами взирают друг на друга девы-апсары, вооруженные шиваистскими трезубцами. Внутри храма три камня, прислоненные к задней стене, символизируют Шанкара-Шиву, его жену Гаури-Парвати и бычка Нанди, персональное "транспортное средство" Шивы. В центре тесного храма лингам под традиционным горшком, из которого на него капает вода.

Недалеко от деревни Харипур, у хутора Гаджан, находится еще одна из семейных святынь князей Кулу - храм богини Дочамуча, названной так, конечно, далеко не за то, что она дочь мучает. Немецкий искусствовед Герман Готц считал, что две женские фигуры, стоящие внутри храма, изображают скифов, оттесненных в эти края последующими волнами завоевателей. Но местным жителям эти тонкости неизвестны, и они поклоняются просто безымянным богиням-деви.

Севернее, в деревне Саджала расположен еще один небольшой храм Шивы и Парвати, также увенчанный шикаром. Здесь же храм Вишну с двускатной крышей, рядом с которым растут три очень святых дерева. Соседняя Гаджра знаменита большим каменным бассейном, расположенным справа от дороги. Скульптурные панели по обеим его сторонам изображают борьбу Нарасимхи - человека-льва и пятого воплощения бога Вишну - со змеей-наг. Вдоль задней стенки идет резной рельеф бога Нарсингха. Там, где вода вливается в бассейн, стоит каменная статуя льва. Выше находится храм Ситарама (т.е. Рамы со своей супругой Ситой), построенный в стиле шале.

Нынешний поселок Джагатсукх раньше назывался Наст и был столицей княжества Кулу до ее уже упоминавшегося переноса в Нагар в XVI веке. Здесь же происходили главные события, заставившие князей Кулу считать богиню Хадимбу своей бабушкой. Именно она возвратила княжество их предку Сидх Палу. Его дед был изгнан с престола местными деревенскими вождями-тхакурами. Сидх Пал пришел в долину из Майяпури под Хардваром и поселился в деревне около уже упоминавшейся Баджауры. Ему подска¬зали, что если набрать воды от священного сангама, слияния рек Беас и Парбати и омыть ей статую Биджли-махадео на вершине горы, то за этим последует волшебное вознаграждение. Совершив это деяние, княжич остался ночевать в храме, где к нему явился сам бог Биджли и сказал, что за наградой нужно отправиться в деревню Джагатсукх. Живя в доме джагатсукхского гончара (по другой версии - брахмана), Сидх Пал пребывал в глубокой медитации, пока некий брахман не усмотрел царственный знак падами на его стопе и не объяснил, что быть княжичу правителем Кулу.

Однажды, направляясь на очередной храмовый праздник, Сидх Пал повстречал старушку, тащившую на спине огромную корзину-килту, и вызвался ей помочь. Как потом выяснилась, это и была богиня Хадимба. По пути она предложила юноше поставить корзину и взобраться ей на плечи. Как только несколько ошалевший от такой просьбы княжич выполнил пожелание старушки, она мгновенно выросла на несколько сот метров и сказала: "Ты будешь править всей землей, которую сможешь увидеть отсюда". Здесь же правители долины приобрели династическое имя Сингх, или лев, сменившее прежнее менее внушительное имя Пал. Как-то Сидх Пал помогал своей домохозяйке (жене то ли гончара, то ли брахмана) доить корову. В этот момент откуда ни возьмись явился лев, которого молодой человек немедленно прикончил, за что сам был назван львом.

В южной части поселка в 1880-х годах было построено небольшое белое бунгало для английского генерала и выдающегося исследователя индийской архитектуры Александра Каннингхэма. Отсюда он стартовал в свою экспедицию в горный Ладакх. В начале 1920-х годов в доме жила английская художница Будд, оставившая немало пейзажей долины Кулу.

Чуть дальше правее дороги стоит маленький, завершенный шикаром храмик высотой всего 2,5 метра, посвященный все той же божественной чете Гауришанкар. Когда-то он был полностью завален горной лавиной и спустя много лет расчищен по приказу Хауэлла, английского помощника комиссара долины в 1907-1914 гг. От многочисленных окрестных храмов его отличает явно классическая индусская резная скульптура фасадов, нечасто встречающаяся в Западном Химачал-Прадеше. К цоколю примыкают несколько скульптурных панелей, относящихся к VII-VIII векам. Одна из них изображает четверорукую богиню Дургу в тройной короне и с трезубцем, занятую убиением демона-буйвола Махишы.

Сразу к северу стоит храм еще одной богини Сандхья-деви. Он построен в стиле шале, судя по сохранившейся надписи, в 1428 г. Его каменный подклет с алтарем украшен великолепным входным порталом с тремя наддверными перемычками. На средней перемычке изображен слоноголовый бог Ганеш. Верхний деревянный этаж относится к XIX веку. Храм Джаганнатха построен в XVIII веке. Рядом с ним расположен храм, посвященный обезьяньему богу Хануману.

На склоне горы у Джагатсукха сохранились развалины крепости, которая когда-то принадлежала тхакурам Пити, правителям Спити. Как утверждает П.Четвод, они имели обыкновение совершать человеческие жертвоприношения и питаться человечьим молоком. Над деревней нависает гора Део Тибба. Другое ее название Индракила, или твердыня Индры, ведического бога неба. Как рассказывается в "Кулантхапитха-махатмье", по совету многомудрого риши Вьяса один из братьев Пандавов - Арджуна ¬ начал на этой горе самоистязание-тапа с тем, чтобы заполучить у Индры чудодейственное оружие пасупата-астра, необходимое для победы над Кауравами. На него же позарился некий Кирата, который оказался никем иным, как трехглазым богом Шивой, самым могущественным из индусских богов. Индра был настолько впечатлен стараниями Кираты-Шивы, что отдал ему пасупата-астру. Последовала драка между Шивой и Арджуной, в которой пандав показал себя молодцом. В двух километрах севернее поселка начинается дорога в Спити. Она проходит через перевал Хампта на высоте 4350 метров. До него от Джагатсукха около 22 км.
В поселке Алео стоит десяток памятных камней - барсел. За исключением связанного с ними исторического сюжета они вряд ли представляют интерес. Когда князь Сидх Пал, превратившийся, как уже упоминалось в Сидх Сингха, принялся отвоевывать земли своих предков у местных рана и тхакуров, местный царек Джинна-рана оказался слишком крепким орешком для него. Исчерпав все другие средства, Сидх подкупил его конюха, который и застрелил своего хозяина. Старшая жена-рани Джинны, услышав о смерти мужа, приказала поджечь фамильный замок Мандан-кот и вместе с другими женами совершила самосожжение - сати. Лишь беременную молодую жену царька отослали из замка. Она родила сына, ставшего пастухом.

Однажды Сидх Сингх направлялся в нынешнее Манали, чтобы принести буйвола в жертву богине Хадимбе. По дороге буйвол сбежал, но случившийся рядом пастух то ли поймал его за рога, то ли подстрелил из лука. Обрадовавшийся князь наградил умельца поместьем-джагиром, но, узнав, что тот приходится сыном ненавистному ему Джинне-ране, возжелал, чтобы у нового джагирдара была "впереди река, позади каменная стена". По местной поговорке, эта идиома означает оказаться в безвыходном положении. Алео и стало тем поместьем, которое буквально отвечало выдвинутым князем условиям. Сын Джинны стал основателем уважаемого клана Нувани. Не отличаясь богатством, Нувани сохранили за собой привилегию ставить такие же памятные камни-барселы, как и у настоящих князей в Нагаре.

В 90-х годах, когда Манали стал уже не справляться с потоком туристов, гостиницы стали строить в Алео. Несколько из них имеют планировку традиционного химачальского шале: деревянные веранды по второму этажу, двускатные крыши. Отсюда рукой подать до нынешней курортной столицы долины Манали. На подъезде к ней на том же левом берегу Беаса находится Институт альпинизма, который помимо учебных программ организует многодневные походы по Гималаям за Рохтангский перевал. На верхнем шоссе, идущем к перевалу, нередко можно встретить жизнерадостные колонны отчаянно экипированных молодых людей, направляющихся на штурм гор. Во главе их снисходительно шествуют эксперты института или частных альпинистских агентств.

Известный "как королева горных курортов", городок Манали появился сравнительно недавно. Еще в 20-х годах на его месте была лишь деревня Дана, что означает "корм". Здесь караваны мулов могли в последний раз запастись кормом перед подъемом на Рохтангский перевал. Новое же название курорт позаимствовал у другой деревни, расположенной в двух километрах северо-западнее на берегу реки Маналсу. Чтобы не путаться, деревню переименовали в Маналигарх, или крепость Манали. Остатки крепостных сооружений действительно находятся на склоне горы. Изначально же название Манали производят от Ману-алайя, или жилище отшельника Ману, который, как уже говорилось, поселился именно здесь после окончания всемирного потопа.

Город расположен на высоте 1829 метров. Его единственная по-настоящему городская улица Молл протянулась на несколько километров вдоль Беаса, отделенная от него лесом, а вокруг раскинулись сады. Особых достопримечательностей в самом Манали нет. Главная улица в верхней своей части застроена гостиницами и гест-хаузами, как здесь называют ту же гостиницу, но поскромнее и обычно поуютнее. Здесь и "Вудрок", и "Вуд лайнз", и "Шандела". Еще выше гест-хауз, который был основан Джоном Бэноном, внуком одного из первых английских садоводов долины капитана Бэнона, поселившегося здесь в 1870-х годах и ставшего признанным "белым раджой" верхней части долины. Женившись на гархвальской девушке, отставной офицер оказался отцом четырех сыновей. Имена всех из них начинались с буквы "Г": Генри, Герберт, Гарольд и Гью. Своеобразный достопримечательностью является также Клубный дом, который сосредоточивает светскую жизнь курорта.

На Молле сохранился чистенький гест-хауз, в котором дважды останавливался первый премьер-министр Индии Джавахарлал Неру. Неру провел в Манали целый месяц в 1958 г. и десять дней в 1960 г. В 1969 г. в трудное время раскола Индийского национального конгресса здесь отдыхала и его дочь Индира Ганди. Памятник Неру установлен в самом центре Манали, на пересечении главной улицы Молл с дорогой, ведущей к мосту через Беас. Почти в центре города стоит больница леди Веллингтон, открытая этой вице-королевой в 1936 г. и принадлежавшая церковно-миссионерскому ордену.

Между Моллом и рекой протянулся вековой кедровый бор. Местные власти нашли, кажется, единственный способ уберечь его от все возрастающего потока туристов, огородив лес колючей проволокой над забором. Впрочем, в 90-х годах на берегу Беаса тоже начинают сооружаться гостиницы.

В средней части Молла, за памятником Неру, гостиницы на 300-400 метров уступают место торговым рядам, прерываемым лишь автостанцией и совершенно не вписывающимся в курортную атмосферу однокомнатным храмом Дурги, изображенной в широкой юбке рядом с неизменным лингамом под кувшином с водой. Чуть дальше - один из самых популярных ресторанов "Гози" с индийской и китайской кухней, а напротив - современная гостиница "Ибекс", построенная уже в 90-х годах. И снова приходит черед гостиниц: на нижнем Молле они рассчитаны на публику побогаче. Это прежде всего "Пикадилли".

Вправо от Молла уходит Гомпа-роуд, или Монастырская улица, которая ведет к буддийскому храмовому комплексу. Главный храм Хималая Ньинмапа построен в виде трехъярусной пагоды скорее в бутанском, чем в тибетском стиле. Над входом многоярусный карниз, расписанный орнаментом, а над ним лепные изразцовые рельефы, изображающие драконов.

Фасад третьего яруса, также завершенного четырехскатной крышей, украшен позолоченными изображениями оленей и угловыми медальонами со священными текстами.

На первом этаже храма на 2,5-метровом пьедестале, раскрашенном до ряби в глазах, восседает трехметровый золотой Будда с черными кудряшками, закутанный в золотую тогу. С обеих сторон от него статуи телохранителей, оснащенных пиками и лампадами. На галерее второго этажа установлены статуи буддийских святых Падма Самбхавы, одетого в "роскошные" одежды, Авалокишвары и Хая Гхрива, с маской и оружием в руке.

Восточнее прямоугольный храмик с башенкой, завершенной криволинейной крышей. В его алтаре стопкой стоят буддийские иконы, изображающие не только будд и бодхисаттв, но и далай-ламу, духовного и светского главы тибетцев. Поблизости храм, также увенчанный четырехскатной крышей в стиле пагоды. Почти весь его интерьер занимает большой цилиндр, расписанный большими буквами мантр, буддийских заклинаний. Верующие почти непрерывно вращают цилиндр, что по ритуальному значению эквивалентно повторению запечатленных на нем мантр. С потолка свисают два колокольчика, которые, соприкасаясь с металлическим штырем, выступающим из цилиндра, при каждом его повороте издают довольно мелодичные звуки.

Метрах в ста расположена гомпа, или тибетский монастырь Гадхан Тхекчоклинг, основанный беженцами из Тибета в 1969 г. На стене перед входом установлена мемориальная доска в память 110 тибетцев, отдавших свою жизнь в "борьбе за права человека" в Тибете в 1988, 1989 и 1990 г. Половина имен их неизвестна. Среди известных жертв около одной пятой - это ламы, остальные - светская молодежь. В центре двора монастыря, обстроенного двух-трехэтажными корпусами с лоджиями, стоит храм-пагода. В главном алтаре установлена статуя золотого Будды в тоге, восседающего на прямоугольном лотосе. Стены украшены росписями на буддийские сюжеты, четыре опорные колонны - обильным орнаментом.

На северо-западной дороге из города на большом валуне выбита эпитафия в память Гарольда Бэнона, погибшего на фронте во Франции в 1915 г. По заказу его родственников местные тибетцы украсили валун яркими буддийскими картинами и досками со своими мантрами. Вдоль серпантина, ведущего в Дхунгри, расположились одна из наиболее современных гостиниц "Шингар Ридженси" и многочисленные отели: "Мидоуз", "Капур", "Рахул" и другие, поскромнее.

На северо-западной окраине Манали, в пригороде Дхунгри, в кедровом лесу стоит храм богини Хадимбы, построенный в 1553 г. князем Бахадуром Сингхом, сыном уже многократно упоминавшегося Сидха. Князю настолько понравился храм, что он приказал отрубить строителю правую руку, дабы тот не смог построить еще одно такое чудо. Это не помешало зодчему натренировать левую руку и построить, как утверждают, еще лучший храм Трилокинатх в Чамбе. Тогда народ, не желавший повторения чуда, отрубил ему голову.

В лесу Дхунгри один из пяти братьев Пандавов, героев эпоса "Махабхарата", силач Бхим убил жестокого демона по имени Хадимб и женился на его сестре Хадимбе. Пандавы провели в Манали около года. За это время Хадимба подарила Бхиму сына Гхатоткача. Он мужественно сражался и погиб на великом поле брани в Курукшетре. С той же богиней связана судьба еще одного героя "Махабхараты". В результате проклятия, произнесенного отшельником-риши Мандавьей, бог Дхарма обратился в простого смертного Видуру, сыгравшего немалую роль в битве при Курукшетре. Видура женился на дочери Хадимбы, которая родила ему двух сыновей Бхота и Маккара. Царство первого из них простиралось на северо-восток, и из него образовались Бхот (Тибет) и Бхутан (Бутан). Второй правил на северо-западе: от его имени производится и еще одно старинное название долины Кулу - Макарса.

Храм представляет собой четырехъярусную пагоду, каждый из этажей которой завершен широкой наклонной четырехскатной крышей. Верхний, круглый ярус увенчан бронзовым шаром и трезубцем Шивы, с супругой которого Парвати-Дургой-Кали в конечном счете стала отождествляться местная богиня Хадимба, что не помешало ей одновременно быть и женой пандава Бхима. Общая высота здания - 24 м, но окружающие его вековые кедры еще выше. Вокруг первого этажа пагоды идет веранда с резными колоннами. Наряду с обычными рельефами богов и богинь, слонов и магаров (стилизованных крокодилов, которых трудно узнать) резьба включает древний скифский сюжет оленя с головой вполоборота и типичный для Средиземноморья сюжет двух птиц, пьющих нектар жизни. Фасады первого этажа украшены многочисленными рогами местных парнокопытных.

Интерьер храма относится к числу наиболее языческих. За низкой дверью с высоким порогом в полутемном зале установлен грубый священный камень почти прямоугольной формы, вмурованный в землю. Почти в центре его отверстие, в которое стекает кровь животных во время жертвоприношений. Единственные статуи - это две маленькие бронзовые Дурги, разодетые в яркие одеяния и, как правило, хранящиеся в земляной нише под камнем.

Раз в год во время праздника Дуссейра статуя Хадимбы отправляется на паланкине за 40 км в Кулу, чтобы поклониться богу Раму.

Паланкин и праздничная маска Хадимбы хранятся в другом храме, в Маналигархе. Богиня, как указано на официальной памятной доске, помогает от стихийных бедствий и нищеты. Считается она также и покровительницей дождя. Поэтому в засуху деревенских божков приносят в храм и запирают в нем на ночь, чтобы они успели уговорить Хадимбу даровать дождь. Выполняет Хадимба и полицейско-судебные функции в отношении остальных богов. Когда деревенский девата проштрафится, его представляют на суд Хадимбы. Богиня может либо оправдать коллегу, либо приговорить его к заключению в ее храме и голоданию. В последнем случае бог лишается ежедневного горшка риса, выставляемого перед его статуей поутру.

Потомки княжеской семьи до сих пор регулярно приносят коз в жертву в храме Хадимбы. Перед жертвоприношением коза должна затрястись: это означает, что в нее уже вселился бог. Если отверстие в полу храма, куда стекает кровь жертвы, быстро переполняется и начинает фонтанировать, то богиня удовлетворена. В противном случае нужно тащить еще одну козу. На жертвоприношение идет лишь козья морда и передняя нога, которую вставляют в рот. Остальные части тела возвращаются жертвователям.

Рядом продолговатое здание, наполовину деревянное, наполовину каменное. В нем помещается приют для странствующих святых - садху, в разгар сезона собирающихся сюда на сбор подаяния. П.Четвод высказывает гипотезу, что это явно старинное здание было частью древнего буд¬дийского монастыря. Она же приводит рассказ о тибетском монахе, который в конце ХIX века пришел в эти места с древней картой, позволявшей якобы доподлинно определить точное местоположение монастыря. Тибетец утверждал, что его обитатели, покидая Дхунгри в большой спешке, спрятали ценнейшую библиотеку в пещере, заколдовав вход в нее. Он разыскал лесной завал, который будто бы загораживал этот вход, но колдовство было столь могущественно, что монах, несмотря на все старания, не смог даже притронуться к сваленным в кучу стволам деревьев.

Метрах в двухстах к северо-западу от храма стоит Данбар-хауз. Это первый дом, построенный англичанами в долине в гималайском стиле. Он принадлежал уже упоминавшемуся Даффу Данбару, служившему помощником лесничего в 1860-1870-х годах. Еще на карте 1921 г. вместо Манали было показано почтовое отделение Дафф Данбар. Двухэтажное здание сложено из чередующихся слоев кедровых балок и каменных блоков. Вместо обычного скотного сарая на первом этаже устроены столовая и гостиная с настоящими английскими каминами. На втором этаже, окруженном резной деревянной верандой, - спальные комнаты. Когда-то крыша его была из каменной плитки, но последующие владельцы заменили ее на железную.

Километрах в полутора вверх по склону расположено небольшое, но очень живописное озеро Бригху, на берегу которого в незапамятные времена находилась обитель святого отшельника с тем же именем.

Лес на берегу Беаса с северной стороны завершается рекой Маналсу, впадающей здесь в Беас. Это одно из самых красивых мест в округе. Старинный мост-сангха ведет к деревне Маналигарх. Примерно метрах в 900 выше деревни сохранились развалины крепости Мандан-кот, той самой, в которой сожгли себя верные жены Джинна-раны. Говорят, что их призраки до сих пор по ночам бродят по сгоревшему замку. Вообще, с призраками в долине Кулу все в порядке: они здесь на каждом шагу. Старшая же жена раны, организовавшая всю церемонию самосожжения, давно превратилась в богиню. Храм, построенный в ее честь, стоит посреди развалин.

В деревянном храме в стиле шале в деревне Гошал, километрах в пяти выше Манали по правому берегу Беаса, хранятся многочисленные паланкины, на которых маски деревенских богов-девата, обычно бронзовые, носят во время праздников и храмовых ярмарок. В трех километрах к северу от Манали, над левобережным шоссе, на высоте 1982 метра расположена деревня Вашишта. Здесь этот святой отшельник, обучавший юного принца-бога Раму разнообразным премудростям, совершал самоистязание-тапа после того, как демон-ракшаса Калмашпед убил сто его сыновей. В качестве одной из процедур он связал себя веревками и бросился со скалы в реку. Волшебная река силой духа святого разорвала все веревки и с тех пор стала называться Випаша, что означает "освободительница от пут". Сегодня деревня более всего известна своими горячими серными источниками.

На источниках устроен храм Вашишты. В резном каменно-деревянном храме установлена неуклюжая статуя Вашишты из черного камня с блистающими серебряными глазами. Дверные перемычки и косяки украшены резьбой, в том числе рельефом оленя, глядящего назад. В соседнем помещении в том же стиле постоянно горит огонь, у которого греются святые-садху. Рядом в двух прямоугольных бассейнах, разделенных высокой стеной (один для мужчин, другой для женщин), совершают омовения достаточно горячей серной водой, хотя и не таким кипятком, как в Маникаране. Раз в год для омовения в серных ваннах сюда приносят богов из окрестных деревень.

Чуть в стороне храм Рамачандры (все того же принца Рамы), построенный в необычном, эклектичном стиле. Его довольно стандартный шпиль-шикар, украшенный резьбой и завершенный плоской каменной крышей, неожиданно сочетается с просторным молитвенным залом-мандапой в стиле шале. Мандапа обстроена деревянной верандой с колоннами по всему периметру и перекрыта двускатной крышей из неровной каменной плитки.

В километре вниз по дороге от древних источников устроены цивилизованные купальни для зажиточных посетителей. Но в них в курортный сезон не протолкнуться, да и вода сливается в них из общей купальни, а сеанс продолжается лишь 20 минут. Высоко на желтоватом обрыве над Вашиштой вам покажут нишу, из которой боги долины, обратившиеся в пчел, выковыряли каменную плиту Джагти-патх и перенесли в нагарский замок на радость молодой княгине.

За деревней вдоль отвесной стены, которую кто-то сравнил с красноярскими Столбами, струятся многочисленные водопады. Высота их около 35 метров. Следующая достопримечательность - легендарная пещера Арджун-гуфа около деревни Прини. По преданию, в ней жил уже не раз упоминавшийся пандавский полководец Арджуна. Родник с небольшим озерцом справа от дороги в 6 км от Манали носит имя Джавахарлала Неру. Чуть дальше поселок Пулчан наполовину застроен сборными армейскими казармами, но гораздо интереснее несколько традиционных химачальских домов с глухим первым этажом и деревянными верандами вокруг второго.

Против поселка в Беас впадает река Соланг, а сама долина, уходящая влево, называется уже не Кулу, а Солангской. У Беаса оказывается, таким образом, два почти равновеликих истока: Беас-кунд, из которого вытекает Соланг на западе и Беас-рикки на востоке, за Рохтангским перевалом. У следующей деревни Котхи вас встречает угрюмое ущелье, в которое и заглянуть-то жутковато. Беас течет в узком ущелье длиной почти 1,5 км. Глубина его 61 метр, а ширина местами всего 10 метров. Говорят, что в пещерах на откосе ущелья растет трава бессмертия и живут святые-садху, каждому из которых по несколько сот лет. Уже перед Котхи вдоль дороги появляются многочисленные лавки, выдающие напрокат шубы и резиновые сапоги.

Самые живописные водопады находятся почти над деревней Рахла, лежащей в следующем ущелье Беаса на высоте 2501 метр. Высота нескольких столбов воды, низвергающихся со скалы, - 70 метров. Ветер столь силен, что вода не успевает долететь вниз, а полностью разбрызгивается по дороге.

От Рахлы к перевалу ведут три пути. Самый комфортабельный автомобильный длиной больше 30 км. С 1969 г. по нему удалось пустить рейсовый автобус до столицы Лахула Кейлонга. Ходит он, естественно, лишь в те летние месяцы, когда открыт перевал.

Километров за двадцать до Рохтанга на склонах появляются березки, хотя и чахлые. Удивительно, что на таком ветру вообще что-то растет. Примерно посреди подъема, в 15 км до перевала, на откосе примостилась деревня Мархи с армейским гарнизоном на одном конце и каменной хижиной - рестораном и отелем "Чамба" - с другой стороны. Средний по протяженности путь - это старая горная дорога для мулов с поклажей, которую в 1871 г. реконструировал английский инженер Теодор. Наконец, самая короткая дорога, по которой навстречу со стремительной скоростью сбегают вниз местные жители, - всего 8 км. Немалая ее часть состоит просто из высоких ступеней, вырубленных в скале. Подъем от Рахлы на Рохтанг по этой короткой "дороге" занимает около 4 часов, разумеется, достаточно бодрым шагом.

Перевал, видный издалека снизу, лежит на высоте 3980 м отделяет долину Кулу от горного плато Лахул и Спити, заполненного четырехтысячниками и пятитысячниками. В летнее время на высоте около 3 тысяч метров начинаются снега: сначала в виде отдельных пятен в ложбинах, а затем сплошных пластов толщиной до 5 метров. На подъеме идет бойкая торговля чаем, кофе, прохладительными напитками и даже фруктами. Восторженные толпы индийских туристов, может быть, впервые в жизни пытаются карабкаться по снежным склонам. Особенно хороши дамы в сари и шлепанцах-чапаллах на босую ногу. По всему склону с лыжами под мышкой и санками на веревке снуют местные мелкие предприниматели, выдающие их напрокат.

Рохтанг обычно открыт с июня по сентябрь. Остальное время года он завален непроходимыми снегами. Начиная с апреля, каждое утро снегоочиститель немецкой фирмы "Шмидт" отправляется наверх и расчищает следующие несколько сот метров дороги, но до перевала далеко, хотя вроде бы вот он, как на ладони. Погода здесь крайне переменчива. Самое страшное - это снежная буря биана, которая налетает неизвестно откуда и уносит жизни. Одно из первых свидетельств массовой гибели путников на перевале относится к 1862 г., когда, по сообщению Т.Тайсона, в снежной буре погибли 72 носильщика-кули. В своих записках, опубликованных в 1911 г., другой английский исследователь упоминает о гибели свыше 400 кули в конце октября.

Наверху открывается захватывающая дух панорама Лахулского плато. Под кручей шумит невидимая река Чандра, а справа от перевала находится озеро Беас-рикки (искажение от Вьяс-Риши, имени мифического автора "Махабхараты"), которое считается одним из двух уже упоминавшихся истоков Беаса. Здесь этот святой совершал моление-тапа, вследствие чего и река получила свое нынешнее название.
Вернуться к началу
Скрыт
Michael



Зарегистрирован: 28.03.2007
Сообщения: 35
Откуда: Новосибирск
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 04-09-2007, 04:32    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Описание поездки в Индию появилось тут: http://grani.agni-age.net/articles7/petrichenkov_kulu.htm
Вернуться к началу
Вне форума
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 06-09-2007, 19:39    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Наггар. Место, где жил Рерих.
Много интересных фотографий Наггара и Кулу.



Гуга-Чохан.jpg
 Описание:
 Размер:  18,62 KB
 Просмотрено:  11905 раз(а)

Гуга-Чохан.jpg


Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 13-09-2007, 00:03    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Гуга Чохан и другие боги в имении Рёрихов в Кулу.

Источник http://anik-bey.narod.ru/india.html



Музей-Рериха.jpg
 Описание:
 Размер:  30,71 KB
 Просмотрено:  11851 раз(а)

Музей-Рериха.jpg


Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 13-09-2007, 00:06    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Книги в музее Рёрихов в Кулу.

Источник http://anik-bey.narod.ru/india.html



Книги-в-музее-Рёриха.jpg
 Описание:
 Размер:  13,04 KB
 Просмотрено:  12219 раз(а)

Книги-в-музее-Рёриха.jpg


Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 13-09-2007, 00:08    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Табличка на месте кремации тела Н.К.Рёриха возле его усадьбы в Наггаре.

Источник http://anik-bey.narod.ru/india.html



Самадхи.jpg
 Описание:
 Размер:  23,02 KB
 Просмотрено:  12217 раз(а)

Самадхи.jpg


Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 14-09-2007, 18:44    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Не гора ли М. справа на горизонте?

Источник http://www.foto.india.ru/all/more.html



Наггар_Вид-из-отеля-Касл.jpg
 Описание:
Наггар. Вид из отеля Касл.
 Размер:  26 KB
 Просмотрено:  12195 раз(а)

Наггар_Вид-из-отеля-Касл.jpg


Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 14-09-2007, 20:31    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Источник http://www.extremeview.ru/index/id/14964


У-Рерихов-в-Наггаре.jpg
 Описание:
 Размер:  16,54 KB
 Просмотрено:  12190 раз(а)

У-Рерихов-в-Наггаре.jpg


Вернуться к началу
Скрыт
Кэт



Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 3378
Откуда: Россия
Группы: Нет

СообщениеДобавлено: 14-09-2007, 20:33    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Источник http://www.extremeview.ru/index/id/14969


Храм-в-Наггаре.jpg
 Описание:
 Размер:  35,26 KB
 Просмотрено:  12189 раз(а)

Храм-в-Наггаре.jpg


Вернуться к началу
Скрыт
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Архив форума сайта «Живая Этика в мире» (2006 − 2013) -> Агни Йога Часовой пояс: GMT + 1
На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Страница 2 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы


© копирайт на все материалы форума свободный